Адам Грант
9,307,832 views • 15:25

Семь лет назад ко мне пришёл студент и предложил инвестировать в его компанию. Он сказал: «Мы с тремя друзьями собираемся взорвать рынок, продавая вещи онлайн». Я ответил: «ОК, вы, ребята, всё лето над этим трудились, так?» «Нет, мы все работали в компаниях — вдруг бы это не сработало». «Ясно, но вы собираетесь посвятить этому всё время после выпуска?» «Не совсем. У каждого из нас есть запасные варианты работы». Прошло шесть месяцев, настал день запуска компании, а у них ещё вебсайт не готов. «Вы, ребята, понимаете, что вся ваша компания — это сайт? Буквально». Само собой, я отказался в них инвестировать.

Потом они назвали компанию Warby Parker.

(Смех) Они продают очки онлайн. Недавно их признали самой инновационной компанией в мире и оценили больше чем в миллиард долларов. Теперь моя жена отвечает за наши инвестиции. Почему я был так неправ?

Чтобы выяснить, я стал изучать тех, кого я называю «оригиналами». Оригиналы — это нонконформисты, люди, которые не только придумывают новые идеи, но и действуют, чтобы реализовать их. Люди, которые выделяются и громко заявляют о себе. Оригиналы способствуют творчеству и изменениям в мире. На них хочется сделать ставку. И они выглядят совсем не так, как я ожидал. Я хочу показать вам три вещи, которые я узнал о том, как распознать оригиналов и стать немножко похожими на них.

Первая причина, по которой я отказал Warby Parker, была в их медлительности. Вы все прекрасно знаете, что происходит в голове у прокрастинатора. Признáюсь вам — я, наоборот, прекрастинатор. Да, есть такой термин. Вам знакома эта паника, когда до срока сдачи два часа, а у вас ещё ничего не готово. Я чувствую панику уже за два месяца до срока.

(Смех)

Это началось давно: когда я был ребёнком, я всерьёз играл в Nintendo. Я вставал в пять утра, начинал играть и не останавливался, пока всё не получалось. Наконец я совсем отбился от рук, и местная газета сделала репортаж о тёмной стороне Nintendo с моим участием.

(Смех)

(Аплодисменты)

После я променял волосы на зубы.

(Смех)

Но это здóрово пригодилось мне в колледже, потому что я закончил свою выпускную работу за четыре месяца до срока. Я гордился этим, пока несколько лет назад ко мне не пришла Джия, моя студентка, и не сказала: «Самые лучшие идеи приходят, когда я прокрастинирую». «Очень мило, а где те четыре работы, которые ты должна была сдать?»

(Смех)

Она была одной из самых творческих студенток, и я решил проверить этот тезис, как организационный психолог. Я дал ей задание собрать некоторые данные. Она сходила в несколько компаний. Работники заполнили опросы о том, как часто они прокрастинируют. Потом она попросила начальников оценить их новаторские и творческие качества. И разумеется, прекрастинаторы вроде меня, которые бегут и делают всё раньше срока, оцениваются как менее творческие, чем те, кто прокрастинирует в меру. Я хотел знать, что происходит с хроническими прокрастинаторами. Она ответила: «Я не знаю, они не заполнили мой опросник».

(Смех)

Вот наши результаты. Как видите, те, кто откладывает до последней минуты, так заняты валянием дурака, что у них не возникает новых идей. С другой стороны, те, кто сразу берётся за дело, так неистово нервничают, что у них тоже нет свежих идей. Похоже, оригиналы находятся в золотой середине. Почему? Может, у оригиналов просто плохие рабочие привычки. Может, откладывание дел не способствует творчеству.

Чтобы выяснить это, мы провели несколько экспериментов. Мы попросили людей придумать новые бизнес-идеи, а потом независимые читатели оценивали, насколько эти идеи творческие и полезные. Кого-то мы попросили сделать задание сразу же. Других мы заставили прокрастинировать, дав им поиграть в «Сапёра» пять или десять минут. Конечно, умеренные прокрастинаторы оказались на 16% более творческими, чем две другие группы. «Сапёр» классный, конечно, но не он способствует такому эффекту, потому что если вы играете в игру и только потом узнаёте о задании, всплеска творчества не происходит. Только когда вы уже знаете, что вам нужно работать над заданием, и начинаете прокрастинировать, но задание активно на заднем плане в ваших мыслях, тогда у вас что-то зарождается. Прокрастинация даёт время рассмотреть разные идеи, подумать нелинейно, сделать неожиданные шаги.

Когда мы завершали эти эксперименты, я начинал писать книгу об оригиналах, и я подумал: «Отличное время, чтобы научить себя прокрастинировать, пока я пишу главу о прокрастинации». Для перехода к прокрастинации я, как уважающий себя прекрастинатор, на следующий день встал пораньше и составил план того, как буду прокрастинировать.

(Смех)

Потом я усердно работал, чтобы достичь цели по недостижению цели. Я начал писать главу о прокрастинации, и однажды — примерно на середине — я буквально бросил работу на полуслове на месяцы. Это было ужасно. Но когда я вернулся к работе, у меня была куча новых идей. Как сказал Аарон Соркин, «Вы называете это прокрастинацией, я называют это раздумьями». Попутно я выяснил, что многие из великих оригиналов были прокрастинаторами. Взять Леонардо Да Винчи. Он в течение 16 лет работал над Моной Лизой, чувствуя себя неудачником. Он сам написал об этом в дневнике. Но отвлекавшие его опыты с оптикой изменили то, как он изображал свет, и сделали его лучшим художником. А Мартин Лютер Кинг-младший? Ночью перед сáмой главной речью в его жизни, перед Маршем на Вашингтон, он не спал до трёх ночи, переписывая её. Он сидел и ждал своего выхода на сцену и всё ещё делал пометки и вычёркивал ненужное. На сцене, спустя 11 минут после начала речи он откладывает свои заметки и произносит четыре слова, которые изменят ход истории: «У меня есть мечта». Этого не было в заготовке. Откладывая задачу доработки речи до самой последней минуты, он остался открытым для огромного количества возможных идей. А поскольку речь не была ещё высечена в камне, у него была свобода импровизировать.

Прокрастинация — враг продуктивности, но она может быть преимуществом для творчества. У многих великих оригиналов мы видим, что они быстро запрягают, но долго едут. Именно это я упустил с Warby Parker. Когда они медленно запускались в течение шести месяцев, я смотрел на них и говорил: «Многие уже начинают продавать очки онлайн». Они упустили преимущество первых. Но я не понимал, что они проводили это время в попытках придумать, как убедить людей не бояться заказывать очки онлайн. Похоже, преимущество быть первым — во многом миф. Посмотрите на исследование более 50 категорий товаров, которое сравнивает первых — создателей рынка — с теми, кто предложил изменённый и улучшенный вариант. У первопроходцев процент неудачи составляет 47%, а у тех, кто улучшает, — всего 8%. Посмотрите на Facebook, который запустился после Myspace и Friendster. Посмотрите на Google, они ждали несколько лет после Altavista и Yahoo. Намного проще улучшить чью-то идею, чем создать что-то новое с нуля. Урок, который я усвоил: не обязательно быть первым, чтобы быть оригинальным. Нужно просто отличаться и быть лучше.

Но это была не единственная причина моего отказа Warby Parker. Они были полны сомнений. Они составляли запасные планы, и я засомневался, есть ли у них мужество быть оригинальными, потому что я ожидал, что оригиналы выглядят примерно вот так.

(Смех)

На поверхности многие оригиналы выглядят уверенными, но за сценой они чувствуют те же сомнения и страх, что и мы с вами. Просто они по-другому к ним относятся. Это наглядное изображение того, как у большинства из нас выглядит творческий процесс. [1. Круто. 2. Сомнительно. 3. Никудышно. 4. Я никуда не гожусь.

5. Приемлемо. 6. Круто.] (Смех)

В моих исследованиях я выяснил, что есть два типа сомнений: сомнение в себе и сомнение в идее. Сомнение в себе парализует. Заставляет остановиться. А сомнение в идее даёт энергию, мотивирует пробовать, экспериментировать, переделывать, как делал Мартин Лютер Кинг. Ключ к оригинальности — простая вещь: избегать прыжка от пункта три к пункту четыре. Вместо: «Я никуда не гожусь» вы говорите: «Первые два варианта всегда никудышные, я просто ещё не дошёл до цели». Как дойти до неё? Подсказка, кажется, в том, каким браузером вы пользуетесь. Можно предсказать ваши результаты и заинтересованность, зная, какой браузер вы используете. Кому-то могут не понравиться результаты этого исследования…

(Смех)

Но есть свидетельства, что пользователи Firefox и Chrome работают намного лучше, чем пользователи Internet Explorer и Safari. Так-то.

(Аплодисменты)

Ещё они на 15% дольше работают на одном месте. Почему? Это не техническое преимущество. У всех четырёх групп пользователей примерно одинаковая скорость печати и один и тот же уровень владения компьютером. Это связано с тем, откуда берётся браузер. Если вы пользуетесь Internet Explorer или Safari, они были предустановлены на вашем компьютере, и вы приняли вариант, предложенный вам по умолчанию. Если вы хотели Firefox или Chrome, вам нужно было усомниться и спросить, нет ли варианта получше, а потом проявить сообразительность и скачать новый браузер. Люди слышат об этом исследовании и думают: «Круто, если я хочу работать лучше, мне нужно просто обновить браузер?»

(Смех)

Нет, это о том, чтобы быть тем, кто начинает сомневаться в варианте по умолчанию и искать варианты получше. Если вы хорошо это сделаете, вы откроете себя для чего-то противоположного дежавю. У этого есть название — это «вюжаде».

(Смех)

Вюжаде — это когда вы смотрите на что-то, что видели сотню раз, и неожиданно видите это свежим взглядом. Это как сценарист, который смотрит на сценарий, пролежавший на полке полвека. В каждой из последних версий главным героем была злодейка-королева. Но Дженнифер Ли усомнилась: а есть ли в этом смысл? Она переписала первый акт, и вместо злодейки появилась угнетённая героиня, а «Холодное сердце» стало самым успешным анимационным фильмом. У этой истории простая мораль. Когда вы чувствуете сомнение, не отпускайте его.

(Смех)

Что насчёт страха? Оригиналы тоже боятся. Они боятся неудачи, но от всех остальных их отличает то, что они ещё больше боятся не попробовать. Они знают: можно провалиться, начиная бизнес, который обанкротится, или можно провалиться, вообще не начиная бизнес. Они знают, что в конечном счёте больше всего мы жалеем не о действиях, а о бездействии. То, что мы хотели бы переделать — взгляните на науку — это неиспользованные шансы.

Элон Маск недавно сказал мне, что он не ожидал успеха Tesla. Он был уверен, что в первые несколько запусков SpaceX не достигнет орбиты, не говоря уж о возвращении, но это было слишком важно, чтобы не попытаться. Многие из нас, когда у нас есть важная идея, не пытаются. У меня есть хорошие новости. Вас не осудят за ваши плохие идеи. Но многие думают, что их осудят. Если посмотреть на индустрии и спросить людей об их сáмой большой идее, самом важном предложении, 85% промолчали вместо того, чтобы сказать. Они боялись опозориться, показаться глупыми. Но знаете что? У оригиналов есть множество плохих идей, тысячи плохих идей. Возьмём того, кто изобрёл вот это. Вам есть дело до того, что он придумал говорящую куклу, такую жуткую, что она пугала и детей, и взрослых? Нет. Вы прославляете Томаса Эдисона как изобретателя лампочки.

(Смех)

Если посмотреть на разные отрасли, величайшие оригиналы проваливались больше всего, потому что они больше всех пытались. Возьмём классических композиторов, лучших из лучших. Почему у некоторых из них больше страниц в энциклопедиях и больше переизданий их произведений? Один из основных факторов — суммарное количество созданных композиций. Чем больше вы произвóдите, тем больше разнообразия, и тем больше ваши шансы наткнуться на что-то оригинальное. Даже легендам классической музыки — Баху, Бетховену и Моцарту — пришлось написать сотни и сотни композиций, чтобы создать намного меньшее количество настоящих шедевров. Вы, возможно, спрóсите, как этот человек стал великим, не cделав так уж много? Не знаю, как у Вагнера это получилось. Но почти всем из нас, если мы хотим быть оригиналами, нужно придумывать больше идей.

Когда основатели Warby Parker пытались придумать название для компании, им нужно было что-то сложное, уникальное, без негативных ассоциаций, чтобы создать розничный бренд, и они перебрали больше 2 000 вариантов, пока не остановились двух фамилиях Warby и Parker. Если сложить всё это вместе, то выходит, что оригиналы не так уж отличаются от остальных. Они боятся и сомневаются, они прокрастинируют. У них есть плохие идеи. И иногда — не вопреки, а благодаря этим качествам они достигают успеха.

Когда вы видите такие черты, не совершайте мою ошибку. Не вычёркивайте их. А если это вы сами, не списывайте себя со счетов. Знайте, что быстрый старт и медленное завершение могут усилить ваш творческий порыв, вы можете мотивировать себя, усомнившись в своих идеях и приняв страх неудачи, чтобы попробовать, и что вам нужно много плохих идей, чтобы получилось несколько хороших.

Быть оригинальным непросто, но я ни капли не сомневаюсь, что это лучший способ сделать мир вокруг лучше.

Спасибо.

(Аплодисменты)