Чармиан Гуч
1,621,577 views • 14:27

Когда дело касается коррупции, на ум приходит определённый тип людей.

В бывшем СССР были люди, страдающие манией величия. Одним из них был Сапармурат Ниязов. До самой смерти в 2006 году он был всемогущим руководителем Туркменистана, среднеазиатской страны, богатой газом. Он очень любил проводить реформы. Одна из них касалась календаря — некоторые месяцы он переименовал в честь себя и своей матери. Он тратил миллионы долларов на создание собственного культа личности. Предметом особой гордости и величия стала 14-метровая позолоченная скульптура самого себя, которая горделиво возвышается на центральной площади в столице и вращается вслед за движением Солнца. Он был немного странным человеком.

Типичное клише — африканский диктатор, министр или чиновник. Вспомним Теодорина Обианга. Его отец всю жизнь был президентом Экваториальной Гвинеи — западно-африканского государства, которое с 1990-х экспортирует нефть на миллиарды долларов и до сих пор ужасно ущемляет права человека. Подавляющее большинство её людей живёт в ужасающей нищете, хотя доход на душу населения такой же, как и в Португалии. А тем временем Обианг младший покупает себе особняк в Малибу, Калифорния, за 30 миллионов долларов. Я побывала у его ворот. Поверьте мне, размах внушительный. Он купил коллекцию произведений искусства за 18 миллионов евро, которая когда-то принадлежала модельеру Ив Сен-Лорану, а также целый парк сказочных спортивных автомобилей, некоторые из которых стоят по миллиону долларов. Ах да, ещё самолет «Гольфстрим». Задумайтесь: до недавнего времени его официальная зарплата составляла менее 7000 долларов в месяц.

А теперь поговорим о Дэне Этете. Он был министром нефти Нигерии во времена правления Абача. И так уж случилось, что его осудили за отмывание денег. Мы потратили очень много времени на то, чтобы узнать, куда делся миллиард долларов — всё верно, миллиард — от нефтяной сделки, к которой он имел отношение. То, что мы узнали, было достаточно шокирующим, но об этом немного позже.

Проще думать, что коррупция процветает где-то далеко. Кучка жадных деспотов или просто никчёмных людишек творят свои дела в странах, про которые мы почти ничего не знаем, с которыми мы никак не связаны, и происходящее там никак не может на нас повлиять. Но происходит ли это только там?

В 22 года мне крупно повезло. Моей первой работой стало расследование незаконной торговли африканской слоновой костью. Тогда-то и началось моё взаимодействие с коррупцией. В 1993 году я с двумя друзьями, а по совместительству и коллегами — Саймоном Тейлором и Патриком Элли — основала организацию под названием «Global Witness». Нашей первой кампанией было расследование того, какую роль сыграла нелегальная вырубка лесов в финансировании войны в Камбодже.

Несколько лет спустя, в 1997 году, я тайно расследовала дело о «кровавых» алмазах в Анголе. Скорее всего, вы видели голливудский фильм «Кровавый алмаз», с Леонардо ДиКаприо в главной роли. Некоторые из них возникли благодаря нашей работе. В Луанде много жертв наземных мин, борющихся за выживание на улицах, сирот войны, живущих в канализации, и небольшая группа баснословно богатых людей, сплетничающих о шоппинг-турах по Бразилии и Португалии. Немного безумное место.

Я сидела в душной комнате отеля и чувствовала себя полностью разбитой. Но не из-за дела о «кровавых» алмазах. Я говорила со многими людьми, которые поведали об одной проблеме: об огромной коррупционной сети, действующей в мировых масштабах, и миллионах нефтедолларов, исчезающих в пустоту. И для тогда ещё небольшой организации, состоящей из нескольких человек, вопрос о том, как начать с этим бороться, казался неразрешимым. Уже в том возрасте, расследуя и проводя кампании, я неоднократно видела, что может сделать коррупция в глобальных масштабах, и дело совсем не в жадности, злоупотреблении властью или в туманной фразе «слабое правительство». Конечно, и в этом тоже, но коррупция процветает благодаря действиям мировых посредников.

Вернёмся к тем людям, про которых я только что рассказывала. Эти люди, против которых мы проводили расследование, не смогли бы сделать то, что они сделали, в одиночку. Обианг младший. Он бы не смог купить предметы искусства и роскошные дома без посторонней помощи. Он вёл бизнес с мировыми банками. Банк в Париже вёл счета компаний, которыми он руководил. Один из них использовался для покупок предметов искусства. Американские банки перевели в США 73 миллиона долларов, часть из которых пошла на покупку того особняка в Калифорнии. Но он не проводил эти операции под своим именем. Он использовал фиктивные компании. Одну — чтобы покупать собственность, другую — под чьим-нибудь именем — чтобы оплачивать счета за содержание этого места.

Теперь вернёмся к Дэну Этете. Когда он был министром нефти, он подарил нефтяной участок, который сейчас стоит более миллиарда долларов, некой компании. Угадайте, кто был владельцем? Всё верно, Дэн Этете собственной персоной. Много позже участок был выгодно продан при любезном содействии правительства Нигерии — мне следует осторожнее выбирать выражения — дочерним предприятиям двух крупнейших нефтяных компаний — Shell и итальянской Eni.

Реальность такова, что двигатель коррупции существует далеко за пределами таких стран, как Экваториальная Гвинея, Нигерия или Туркменистан. Этот двигатель приводится в действие нашей интернациональной банковской системой, анонимностью фиктивных компаний, секретностью, сопровождающей крупные сделки по нефти, газу и добыче ископаемых. Но больше всего неспособностью политиков придержать своё красноречие и сделать что-нибудь действительно значимое, чтобы разрешить эту проблему.

Для начала давайте поговорим о банках. Ни для кого не сюрприз, что банки принимают грязные деньги, но особое внимание они уделяют своим доходам в других разрушительных сделках. Например, Саравак в Малайзии. Сейчас в этом районе осталось всего 5% нетронутого леса. Всего 5%! Как же так получилось? Во всём виновата элита и её посредники, которые делают миллионы долларов на транспортировке леса в промышленных масштабах уже многие годы. Мы отправили следователя под прикрытием, который тайно снимал встречи правящей элиты. Отснятое видео — оно очень сильно разозлило некоторых людей, и вы можете увидеть его на YouTube — доказало то, что мы давно подозревали: главный государственный деятель, несмотря на последовавшие опровержения, использовал свою власть в области земельных и лесных хозяйств, чтобы ещё больше обогатиться. Корпорация HSBC. Мы знаем, что она финансирует крупнейшие компании по транспортировке леса и несёт ответственность за вырубку лесов не только в Сараваке, но и в других местах. Этими действиями банк нарушил собственную политику устойчивого развития, однако заработал около 130 миллионов долларов. Вскоре после нашего разоблачения, точнее практически сразу после нашего разоблачения в этом году, банк объявил о пересмотре данной политики. И в этом прогресс? Возможно, но мы продолжим наблюдать за этим случаем.

А теперь поговорим о проблеме анонимности фиктивных компаний. Думаю, мы все знаем, что они из себя представляют, И знаем, что они используются достаточно часто людьми или компаниями, которые пытаются уклониться от уплаты надлежащих пошлин, так же известных как налоги. Однако обычно не говорят о том, как используются фиктивные компании для кражи огромных сумм денег у бедных стран. Практически в каждом нашем деле, связанном с коррупцией, появлялись фиктивные компании, и иногда было практически невозможно узнать, кто же на самом деле стоит за всем этим.

В ходе недавнего исследования, Мировой Банк изучил 200 случаев коррупции. Более чем в 70% случаев использовались анонимные фиктивные компании общей стоимостью почти в 56 миллиардов долларов. Многие из этих компаний располагались в Америке или в Великобритании, а также на её коронных и зависимых территориях. Таким образом, эта не только зарубежная, но и внутренняя проблема. Как вы понимаете, подставные компании играют главную роль в тайных сделках, которые приносят выгоду только богатой элите, а не обычным гражданам.

Одно из ярких расследований, которое мы провели недавно, показало, что правительство Демократической Республики Конго продало ряд ценных, государственных горнодобывающих активов фиктивным компаниям, расположенным на Британских Виргинских островах. Тогда мы нашли информаторов в стране, тщательно изучили всю документацию и другую информацию о компании, необходимую для составления реальной картины проводимых сделок. Мы были встревожены, обнаружив, как быстро эти фиктивные компании передали большее количество активов на огромные суммы денег главным интернациональным горнодобывающим компаниям, располагающимся в Лондоне. «Панель прогресса в Африке» во главе с Кофи Аннаном подсчитала, что Конго потеряло более 1,3 миллиарда долларов от этих сделок. А это почти в 2 раза больше, чем годовой бюджет страны в области здоровья и образования. Получат ли когда-нибудь жители Конго свои деньги обратно? Ответ на этот вопрос, а также на вопрос, кто виноват и что на самом деле произошло, скорее всего, так и останется скрытым в секретных архивах компаний на Британских Виргинских островах или где-то ещё, пока мы все не сделаем что-нибудь с этим.

Что касается компаний по добыче нефти и газа и полезных ископаемых... Говорить о них попросту глупо. Коррупцией в этой отрасли никого не удивишь. Но если коррупция повсюду, то зачем останавливаться на этом секторе? А затем, что слишком многое поставлено на карту. В 2011 году экспорт природных ресурсов превысил объём предоставляемой помощи странам Африки, Азии и Латинской Америки в соотношении 19 к 1. 19 к 1. Это же прорва новых школ и университетов, больниц и предприятий, многие из которых не появились, да и не появятся, потому что деньги, необходимые на это, были попросту украдены.

Давайте снова вернёмся к нефте- и горнодобывающим компаниям, Дэну Этете и той сделке в 1 миллиард долларов. Прошу прощения за то, что я буду читать, но это очень актуальный вопрос, и наши юристы провели детальное расследование, а я не хочу ничего упустить из виду.

На первый взгляд, сделка казалась вполне честной. Дочерние компании Shell и Eni заплатили правительству Нигерии за тот участок. Правительство Нигерии перевело ту же сумму, вплоть до последнего цента, на счёт фиктивной компании, хозяином которой оказался Этете. Неплохо для осуждённого отмывателя денег. Здесь есть небольшая загвоздка. После долгих месяцев расследования и вычитывания бесчисленных страниц судебных документов, мы обнаружили доказательства того, что Shell и Eni знали, что деньги будут перечислены подставным компаниям, да и, честно говоря, сложно поверить, что они не знали, с кем собираются иметь дело.

Расследования того, куда уходят деньги от такого рода сделок не должны отнимать столько сил. Это государственные активы. Они должны использоваться на благо народа. А в некоторых странах, граждане и журналисты, которые пытаются расследовать подобные истории, подвергаются преследованиям или арестам, а некоторые даже рискуют своей жизнью, чтобы узнать правду.

И, наконец, остаются те, кто считает, что коррупция неизбежна. Это просто способ вести бизнес. И слишком сложно и нереально что-либо изменить. А что в итоге? Мы просто принимаем это как должное. Однако я, как следователь и участница кампаний, имею совершенно другую точку зрения. Я видела, что может произойти, когда идея получает импульс. Например, в нефте- и горнодобывающем секторе начинается эпоха мирового стандарта прозрачности сделок, который может решить некоторые из проблем. В 1999 году «Global Witness» призвала нефтедобывающие компании сделать прозрачными платежи по проводимым сделкам. Некоторые люди посмеялись над чрезвычайной наивностью нашей идеи. Но буквально сотни групп гражданского общества со всего мира объединились в борьбе за прозрачность сделок, и сейчас это становится нормой и законом. Две трети всех сделок мире заключающихся нефте- и горнодобывающими компаниями проводятся согласно закону «прозрачности». Две трети.

Таким образом, перемены происходят. И это шаг вперёд. Но мы лишь в самом начале пути. Потому что речь идёт о коррупции не где-то далеко, не так ли? В глобализированном мире коррупция — это поистине дело мирового масштаба, которое требует глобальных решений, поддерживаемых и продвигаемых всеми нами, гражданами мира. И прямо сейчас.

Спасибо.

(Аплодисменты)