Джулиан Трежер
37,519,654 views • 9:58

Человеческий голос — инструмент, на котором мы все играем. Возможно, самый мощный звук в мире. Единственный, который может спровоцировать войну или сказать «Я люблю тебя». И всё же у многих есть такой опыт: они говорят, а их не слушают. Почему так? Как обрести такую силу речи, чтобы изменить мир?

Моё предложение: есть целый ряд привычек, от которых нам следует избавиться. Здесь для вашего внимания я собрал 7 смертных грехов общения. Я не утверждаю, что этот список исчерпывающий, но эти семь пунктов, думаю, — довольно распространённые привычки, которые у нас всех есть.

Первое — сплетни. Перемывать косточки тому, кого нет рядом. Не очень-то хорошая привычка, и всем хорошо известно, что тот, кто сплетничает при нас, через 5 минут будет сплетничать о нас.

Второе — осуждение. Мы знакомы с теми, кто склонен к этому в беседе, и довольно-таки сложно слушать кого-то, зная, что вас осуждают и хотят это делать.

Третее — негативность. Ей очень легко поддаться. Моя мама последние годы жизни стала очень-очень негативной, её было трудно выслушывать. Помню как-то я сказал ей: «Сегодня первое октября». А она ответила: «Знаю, не ужасно ли это?» (Смех) Трудно слушать, когда кто-то настолько негативен.

Ещё одна форма негативности — нытьё. Это национальное искусство Великобритании. Наш национальный спорт. Мы надовольны погодой, спортивными достижениями, политикой — всем. А ведь нытьё — вирусное бедствие. Оно не распространяет в мире свет и лучики.

Оправдания. Все мы сталкивались с этим, да и сами искали себе оправдания. Некоторые как будто оснащены катапультой обвинений. Они перекидывают вину на кого угодно и не хотят нести ответственность за свои действия. Опять же, трудно воспринимать кого-то с таким поведением.

Предпоследнее, шестое из семи, — приукрашивание, преувеличение. Оно на самом деле порой обедняет нашу лексику. Например, если я вижу что-то поистине классное, как я это назову? (Смех) И потом, конечно, это преувеличение становится ложью, абсолютным враньём, а тех, кто врёт, нет желания слушать.

И, наконец, догматизм — смешение фактов и мнений. Когда эти вещи перемешиваются, как будто слушаешь впустую. Понимаешь, что тебя засыпают чужими мнениями, как будто они и есть истина. Трудно такое слушать.

Вот они, семь смертных грехов общения. Я считаю, что нам нужно избегать их. Но есть ли конструктивный способ разобраться с этим? Да, есть. Я бы хотел предложить 4 мощных краеугольных камня, основы, на которые мы можем опереться, если хотим, чтобы наша речь была сильной и могла изменить мир. К счастью, они вчетвером образуют слово. Это слово HAIL [англ. — «град», рус. далее — ИАЧЛ], имеющее также превосходное значение. Я говорю не о том, что падает с неба и бьёт по голове. Я говорю вот об этом значении: «восторженное приветствие», именно так, думаю, будут восприняты наши слова, если мы выполним эти 4 пункта.

Что же означает каждая буква в слове? Посмотрим, догадаетесь ли вы. И — искренность, то есть быть правдивым, прямолинейным и понятным. А — аутентичность. Просто быть собой. Моя знакомая описала это как воплощение собственной истины, что я нахожу интересным пояснением. Ч — честность. Держать слово, делать именно то, что сказал, быть тем, кому можно доверять. И Л — любовь. Имеется в виду не романтическая любовь, а пожелание людям хорошего по двум причинам. Во-первых, я считаю, что абсолютная честность не совсем то, что нам нужно. Например: «О Боже, ты отвратительно выглядишь сегодня утром». Пожалуй, такое необязательно. Но уравновешенная любовью честность — вещь превосходная. Если по-настоящему желать людям добра, то очень трудно в то же время осуждать их. Не уверен, что в принципе можно одновременно делать и то, и другое. Итак, ИАЧЛ.

Это то, что мы говорим. И как в старой песенке: это то, что ты говоришь, но также и то, как говоришь. У вас есть замечательный набор инструментов. Сами инструменты великолепны. И тем не менее, этот набор используют очень немногие. Теперь давайте покапаемся и вытащим парочку инструментов, которыми вы, возможно, захотите воспользоваться, и которые помогут усилить мощь вашей речи.

Регистр, например. Фальцет, пожалуй, в большинстве случаев не требуется, так что подберём регистр пониже. Не буду вдаваться в технические подробности для тех, кто работает консультантами по сценической речи. Однако голос можно перемещать. Если я говорю вот так высоко через нос, вы замечаете разницу. А если вот так спущусь в гортань, как большинство из нас обычно и говорит. Если хочется придать вес словам, необходимо спуститься в грудную клетку. Замечаете разницу? Мы голосуем за политиков с низкими голосами, это правда. Ведь для нас глубина голоса ассоциируется с властью и авторитетом. Это о регистре.

Затем тембр — то, как ваш голос ощущается. Опять же, исследования показали, что мы предпочитаем богатые, мягкие, тёплые как горячий шоколад голоса. Если ваш голос не таков, это ещё не конец света, ведь его можно натренировать. Позанимайтесь со специалистом по сценической речи. Невероятные вещи можно вытворять с дыханием, осанкой и упражнениями по улучшению тембра голоса.

Далее просодия. Я её обожаю. Это совокупность ударения, тона, интонации, это мета-язык, используемый нами для передачи значения. Это первое, что придаёт смысл беседе. Тех, кто говорит на одной ноте, весьма сложно слушать, ведь у них нет отсутствуют элементы просодии. Вот как появились слова «монотонный» и «монотонно». Сейчас популярна повторяющаяся просодия, при которой каждое предложение заканчивается на вопросительной ноте, даже если это не вопрос, а утверждение. (Смех) И если повторять такое без конца, это ограничивает способность коммуникации через интонацию, что досадно, на мой взгляд. Потому попробуем пресечь эту привычку.

Темп. Я могу быть очень-очень взволнован, говорить быстро-быстро, или же я могу замедлить темп, дабы выделить что-то. И наконец наш старый друг — тишина. Нет ничего плохого в небольшой тишине в разговоре, не так ли? Не стоит заполнять её паразитами вроде «э-э-э» и «хм-м-м». Тишина может быть очень сильной.

За руку с темпом идёт высота голоса. Возбуждение можно передать только с её помощью. Где ты оставил мои ключи? Где ты оставил мои ключи? Эти две манеры подачи несут несколько разные значения.

И наконец, громкость. Можно очень увлечься вариациями громкости. Прощу прощения, если я кого-то напугал. Или же я могу привлечь ваше внимание, понизив голос. Некоторые люди вещают без перерыва. Постарайтесь этого не делать. Это называется «содкастинг» — навязывание вашей речи людям вокруг, бесцеремонно и небрежно. Совсем нехорошо.

И конечно, всё это становится наиболее значимым, когда вам необходимо сказать что-то важное. Может, когда вы вот так стоите на сцене, выступая с речью перед аудиторией. Или когда делаете предложение руки и сердца, просите о повышении, произносите свадебный тост. Что бы это ни было, если это важно, вы обязаны заглянуть в набор инструментов и в двигатель, который будет работать. Помните: ни один двигатель не работает хорошо без предварительного прогрева. Разогрейте свой голос.

Давайте покажу как. Не поднимитесь ли вы все на минутку? Я покажу вам 6 вокальных разминок, которые я провожу перед каждым выступлением. Всякий раз, когда вам предстоит важный разговор, делайте так. Во-первых, руки вверх, глубокий вдох и выдох: «а-а-а-а-а» — вот так. Ещё раз. «А-а-а-а-а». Очень хорошо. Теперь разогреем губы. Сделаем «ба», «ба», «ба», «ба», «ба», «ба», «ба», «ба». Отлично. А теперь: «брр-р-р» — так же, как в детстве. «Брр-р-р-р». Теперь ваши губы оживают. Теперь разомнём язык резким «ла», «ла», «ла», «ла», «ла» «ла», «ла», «ла», «ла». Красота. Начинает хорошо получаться. Теперь раскатистое «р»: «Р-р-р-р-р». Как шампанское на языке. И наконец, очень важный момент. Профессионалы называют его сиреной. Очень хорошее. Начинается с «ви» и продолжается «оу». «Ви» высокое, «оу» низкое. Выходит: «ви-и-и-и-оу-у-у-у», «ви-и-и-и-оу-у-у-у».

Феноменально. Поапладируйте себе. Садитесь. Спасибо. (Аплодисменты)

В следующий раз перед выступлением сделайте эти упражнения.

Теперь же позвольте мне закончить, вложив идею в контекст. Очень важная мысль. Вот как обстоят дела: мы не очень-то хорошо изъясняемся, нас обычно особо не слушают в шумной обстановке с плохой акустикой. Я говорил об этом на этой сцене в разные моменты времени. Каким был бы мир, если бы мы чётко говорили с людьми, слушающими осознанно в обстановке, служащей цели? Или если немного расширить: каким был бы мир, если бы мы осознанно выдавали звуки и осознанно же их потребляли, и проектировали обстановку специально для хорошего звучания? Это был бы мир, звучащий поистине прекрасно, мир, в котором понимание было бы нормой. Вот моя идея, достойная распространения.

Спасибо.

Спасибо. (Аплодисменты)