Саймон Бьянко и Том Циммерман
1,068,120 views • 11:06

Том Циммерман: Мы бы хотели пригласить вас в удивительное путешествие и навестить существ, которых мы называем старейшинами. Мы называем их старейшинами, потому что 500 миллионов лет назад, благодаря им, количество кислорода в воздухе увеличилось втрое, что и привело к зарождению жизни, к появлению всех нас. Мы называем их старейшинами, но вы, скорее всего, знаете их как планктон.

(Смех) Итак, Саймон физик, а я изобретатель. Пару лет назад я выступал с презентацией своего изобретения — 3D-микроскопа. А Саймон был среди слушателей. Он понял, что мой микроскоп поможет ему решить одну большую проблему, а именно: поможет измерить довольно быстрые передвижения планктона, и он сможет построить математическую модель поведения этих существ. А мне, честно говоря, необходимо было найти сферу применения моего микроскопа.

(Смех)

Просто встретились два одиночества.

(Смех)

И вот мы начали работать вместе, изучать этих удивительных существ. А потом мы очень обеспокоились тем, что обнаружили. Именно поэтому мы сейчас здесь. Я хотел бы попросить вас кое-что сделать. Пожалуйста, задержите на секунду дыхание. Да, просто задержите дыхание. Это мир без планктона. При помощи солнечного света планктон производит 2/3 нашего кислорода. Сейчас вы можете дышать, ведь планктон на месте. Пока что.

Саймон Бьянко: Как многие знают, с 1950 средняя температура поверхности Земли повысилась на 1 градус из-за выбросов углекислого газа в воздух. И хотя для нас повышение температуры не кажется проблемой, для планктона это так. По косвенным измерениям мировая популяция фитопланктона снизилась на 40% в период с 1950 по 2010 годы из-за климатических изменений. И как вы понимаете, это проблема. Рыбы, которые питаются планктоном, вынуждены голодать. Для около миллиарда человек по всему миру рыба является основным источником животного протеина.

Как видите, это не только проблема с дыханием. Нет планктона — нет рыбы. И нам придётся заменить множество продуктов питания. Но есть ещё кое-что интересное. Тела многих предков планктона являются источником углерода, который мы сжигаем сегодня. Что звучит, конечно, несколько иронично. Потому что ныне существующий планктон очищает воздух от этого углерода. Но он не в обиде.

(Смех)

Проблема в том, что эти существа не могут справиться с тем огромным объёмом углерода, который мы выбрасываем в воздух.

Что это всё означает? Получается, что углерод, который мы производим, убивает именно тех существ, которые поддерживают нашу жизнь. И да, как сказал Том, убийство почти половины существ, которые помогают нам дышать, это реальная проблема. Возможно, вам интересно: так почему же мы ничего с этим не делаем? Мы объясняем это тем, что планктон очень крошечный, и действительно очень тяжело заботиться о том, чего мы не видим. В «Маленьком принце» есть такие слова, которые я очень люблю: «Самого главного глазами не увидишь». Мы твёрдо уверены, что если бы люди могли увидеть, например, реснички планктона, было бы больше шансов, что мы все бы объединились для спасения существ, которые так важны для жизни планеты.

ТЦ: Ты прав, Саймон. Итак, поэтому мы приглашаем вас на дайвинг с планктоном. Но для этого мне нужно уменьшить вас в 1 000 раз до размера, когда диаметр волоса будет равняться диаметру моей руки. И мне удалось изобрести аппарат, который может это сделать.

СБ: Все помнят фильмы «Фантастическое путешествие» или «Внутренний космос»? Да-да. Мартин Шорт — один из моих любимых актёров. И сейчас мы говорим о чём-то похожем.

ТЦ: Да, точно. В детстве я смотрел «Фантастическое путешествие», и мне понравилось путешествовать по кровеносной системе и видеть биологию на клеточном уровне. Меня всегда вдохновляла научная фантастика. И как изобретатель, я пробую сделать фантазии реальностью. Однажды я изобрёл перчатку, благодаря которой я путешествую и помогаю людям познавать виртуальный мир. А теперь я изобрёл этот аппарат, который поможет нам изучить микроскопический мир. Не виртуальный, а реальный. Абсолютно крошечный. В основе аппарата — микроскоп, который заинтересовал Саймона. Итак, вот, как он работает. Здесь за линзами есть сенсор изображения, как в ваших смартфонах. А вот здесь маленький контейнер воды с планктоном, той, что можно найти в реке или моём аквариуме, где я никогда не меняю воду.

(Смех)

Ведь я люблю планктон.

(Смех)

А снизу подсветка, светодиод, который будет посылать тени планктона на сенсор. А эта серебряная штучка — двухкоординатный плоттер. Я могу передвигать сенсор изображения, чтобы следить за передвижением планктона. И тут мы переходим в разряд фантастики.

(Смех)

Я помещаю датчик наклона на шлем и могу контролировать микроскоп при помощи головы. Давайте посмотрим на видео с датчика изображения. Это весь планктон. Он находится в маленьком контейнере, где я передвигаю микроскоп, поворачивая голову. Теперь мы готовы к дайвингу с планктоном. Моя голова будет навигатором, а Саймон будет нашим гидом.

СБ: Да.

(Смех)

Добро пожаловать в удивительный мир в капле воды. На самом деле, как видите, благодаря этому аппарату мы не ограничены одной лишь каплей. Итак, давайте что-нибудь поищем. Эти маленькие существа, которых вы видите в центре экрана, называются коловратки. Они очищают нашу воду от мусора. Они расщепляют органические вещества, которые затем восстанавливаются окружающей средой. Как известно, природа отлично справляется с переработкой. Структуры постоянно выстраиваются, расщепляются и перерабатываются. И это обеспечивается солнечной энергией. Но только задумайтесь. Задумайтесь, что произойдёт, если те существа, что перерабатывают мусор, исчезнут. Хотите ещё посмотреть? Давайте ещё поищем.

Вот, посмотрите на это. Видите что-то большое, похожее на конус мороженого? Этих удивительных существ называют инфузория-трубач. Они большие, но это одна клетка. Помните коловраток, которых мы видели? Они размером полмиллиметра, но у них около 1 000 клеток. Из 15 клеток состоит мозг, ещё из 15 — желудок, столько же нужно для репродуктивной системы, что, по-моему, довольно правильно.

(Смех)

Но... правильно?

ТЦ: Я согласен. СБ: Но инфузория — это одна клетка. И она способна чувствовать и реагировать. Она плывёт прямо, когда счастлива; плывёт назад, когда хочет от чего-то уберечься, как, например, от токсических химикатов. Вместе с нашими друзьями из Центра клеточной структуры и при помощи Национальной научной ассоциации мы можем использовать инфузорию-трубач для оценки загрязнения пищи и воды, мне кажется, это очень круто. И давайте посмотрим ещё раз. Эти точечки, которые вы видите, так сказать, на заднем плане, — это водоросли. Это такие создания, которые производят самое большое количество кислорода в воде. Они превращают солнечный свет и углекислый газ в кислород, которым наполнены наши лёгкие прямо сейчас. Мы все дышим при помощи водорослей.

ТЦ: (Выдыхает)

СБ: Ура! (Смех)

Есть ещё кое-что интересное. У древних растений способность фотосинтеза появилась около миллиарда лет назад, когда в их клетках появился крошечный планктон. Это можно сравнить с установкой солнечных панелей на крышах. Как видите, этот микроскопический мир ещё интересней, чем научная фантастика.

ТЦ: Это точно. Итак, теперь вы знаете, как важен для нас планктон и как он нам нужен. Если мы его убьём, мы умрём сами от асфиксии или от голода, тут уж выбирайте.

О да, это грустно, я знаю.

(Смех)

В этой игре с планктоном, вы или выиграете, или умрёте.

(Смех)

И что удивляет меня, так это то, что мы знаем о глобальном потеплении уже более века. С того времени, как шведский учёный Аррениус изучил влияние сгорания ископаемых видов топлива на температуру Земли. Мы знаем об этом давно, но ещё не поздно начать действовать. Да-да, я знаю, наш мир держится на ископаемых видах топлива, но мы можем перевести наше общество на использование солнечной энергии, чтобы обеспечить более устойчивое и безопасное будущее. Это будет хорошо и для этих маленьких существ — планктона, и для нас. Три основных повода для беспокойств всех людей на планете: работа, жестокость и здоровье. Благодаря работе у нас есть еда и дом. Посмотрите на этих существ: они плавают повсюду, они ищут место для еды и размножения. Если одна клетка запрограммирована на это, то неудивительно, что и 30 триллиона клеток имеют такие же цели. Жестокость. Зависимость от топлива делает страну уязвимой, что приводит к конфликтам из-за источников нефти. Солнечная же энергия распределена по всему миру. И никто не может заблокировать доступ к солнцу.

(Смех)

И наконец, здоровье. Ископаемое топливо — это как огромная сигарета. Как по мне, уголь — это вообще сигарета без фильтра. Ну, и как в случае с курением, когда лучше всего бросить?

Зал: Сейчас.

ТЦ: Сейчас! А не когда у вас рак лёгких. Я знаю, если вы посмотрите по сторонам, некоторые могут отрицать факты и доводы. Только до первых страданий

(Смех)

они будут отрицать факты и доводы. Но страдания в конце концов неизбежно являются двигателем перемен. Но давайте вместо этого воспользуемся нашим неокортексом, нашим новым мозгом, и спасём наших старейшин, древнейших существ на планете. Давайте применим науку, чтобы использовать энергию, которая обеспечивала жизнь старейшин миллионы лет — солнце.

Спасибо.

(Аплодисменты)