Ray Kurzweil
1,010,548 views • 8:47

Информационные технологии растут с экспоненциальной скоростью. Это – нелинейный процесс. Но наша интуиция линейна. Когда тысячу лет назад мы передвигались по саванне, мы делали линейные расчёты о следующей точке положения зверя. И это прекрасно работало. Эти расчёты впаяны в наш мозг. Но для информационных технологий характерна скорость экспоненциального развития. И дело не просто в вычислениях. Между линейным и экспоненциальным ростом имеется огромная разница. Если рост линейный, то 30 шагов: раз, два, три, четыре, пять… приведут к 30. Если рост экспоненциальный, то 30 шагов: два, четыре, восемь, 16… приведут к миллиарду. Это – колоссальная разница. И она характерна для информационных технологий.

Когда я был студентом в МТИ, на нас на всех имелся один, занимавший всё здание, компьютер. Сегодняшнее компьютерное оснащение вашего мобильного телефона в миллион раз дешевле, размер его в миллион раз меньше, а мощность в тысячи раз выше. Это – увеличение производительности на 1 доллар затрат в миллиард раз по сравнению с моими студенческими временами. И та же картина повторится в следующие 25 лет. Информационные технологии продвигаются посредством серии S-образных кривых, каждая из которых отражает новую парадигму. Иногда спрашивают: «А что будет, когда закончится действие закона Мура?» Это случится где-то в 2020 году. Тогда мы перейдём к следующей парадигме. Но ведь закон Мура не был первой парадигмой об экспоненциальном росте для вычислительных мощностей. Экспоненциальный рост вычислительных мощностей начался за десятки лет до рождения Гордона Мура. И он относится не только к вычислениям. Так с любой технологией, где можно измерить её основные информационные качества.

На логарифмическом графике отмечены, как вехи, 49 известных компьютеров. Логарифмическая шкала скрывает масштаб роста. Дело в том, что рост здесь – в триллионы раз начиная с переписи 1890-го года. В 1950-х годах вакуумные лампы сокращались в размерах, становились всё меньше и меньше, пока не дошли до предела возможного. Дальше сокращать размер при сохранении вакуума стало невозможно. Это был конец всё уменьшающихся в размере ламп. Но не конец экспоненциального роста вычислительных мощностей. Мы перешли на четвертую парадигму – транзисторы. И, наконец, на большие интегральные схемы. Когда и это придёт к своему концу, мы перейдём на шестую парадигму – на трёхмерные самоорганизующиеся молекулярные схемы.

Но ещё более интересная сторона этого фантастического масштаба роста – это его предсказуемость. Явление оказалось устойчивым к хорошим и плохим временам, к войне и миру, к периодам экономического расцвета и спада. Великая депрессия никак не смогла повлиять на этот экспоненциальный рост. И то же будет, уверяю вас, с нынешним экономическим кризисом. По крайней мере, возможности информационных технологий будут расти, не ослабевая, с экспоненциальной скоростью.

На этих графиках представлена недавно обновлённая информация. Ведь графики ещё с 2002 года, с моей книги «Сингулярность уже близка». Чтобы представить их здесь, мы обновили диаграммы по данным 2007 года. Меня спрашивали: «А вы не боитесь, что рост сойдёт с экспоненциальной кривой?» Честно говоря, я слегка волновался. Ведь могло оказаться, что данные не те. Но я уже 30 лет этим занимаюсь. И всё время сохранялся экспоненциальный рост.

Посмотрите на этот график. В 1968 году за 1 доллар покупался 1 транзистор. Сегодня можно купить пол-миллиарда. При этом они лучше, потому что быстрее. Давайте взглянем, насколько это предсказуемо. Я бы сказал, что эти знания с избытком можно вывести из прошлых данных. Я занимался такими прогнозами в течение примерно 30 лет. И стоимость транзисторного цикла, что есть мера производительности единицы стоимости электроники, падает каждый год. Это – 50%-ная скорость дефляции. И она в равной мере относится и к другим примерам, например, к данным о ДНК или о мозге. Но дефляция более, чем возмещается. Фактически, информационная техника, в любой её форме, производится в более, чем двукратном объёме. За последние полвека наблюдается 18%-ный рост производства любой формы информационной технологии, в постоянных долларах. И это несмотря на то, что каждый год её можно купить вдвое больше.

А вот совершенно другой пример. Это – не закон Мура. Объём секвенированных участков ДНК каждый год удваивается Затраты при этом каждый год сокращаются вдвое. И это сохраняло вид гладкой прогрессии с начала работы над геномным проектом. Когда проект прошёл полпути, скептики говорили: «Ничего не получится. Прошла половина геномного проекта, а завершён лишь 1 процент запроектированного.» Но на самом деле всё шло точно по графику. Потому что, если удвоить 1 % семь раз, а именно это и произошло, то получится 100%. И проект был завершен вовремя.

Теперь насчёт технологии коммуникаций. Имеется 50 способов его измерения: число битов обмениваемой информации; объём интернета. Но всё равно рост – экспоненциальный. Это глубоко демократизирует. Я писал более 20 лет назад в своей книге «Эпоха мыслящих машин», в тот период, когда СССР держался крепко, что его сметёт рост децентрализованных коммуникаций.

По мере развития, вычислительных мощностей в 21-м веке будет достаточно для выхода на такие проекты, как симуляция регионов человеческого мозга. Но откуда появится программное обеспечение? Некоторые критики говорят: «Программное обеспечение безнадёжно отстало». Но мы узнаём всё больше и больше про работу человеческого мозга. Разрешающая способность пространственного сканирования мозга удваивается ежегодно. Каждый год удваивается и объём данных о работе мозга. Как мы показываем, можно фактически превратить эти данные в рабочие модели и симуляцию регионов мозга.

Уже имеется примерно 20 регионов мозга, которые смоделированы, симулированы и тестированы: слуховая кора, регионы зрительной коры, мозжечок, где происходит формирование навыков, отдельные доли коры больших полушарий, где происходит рациональное мышление. И всё это является двигателем очень гладкого и предсказуемого прироста продуктивности. Благодаря информационным технологиям, ценность, производимая за час человеческого труда, поднялась в среднем с 30 до 130 постоянных долларов.

Нас всех беспокоит положение с энергетикой и окружающей средой. Это – логарифмический график. Он отражает гладкое удвоение за каждые два года объёма производимой человеком солнечной энергии. В особенности сейчас, нанотехнология, одна из форм информационной технологии, применяется в солнечных панелях. Еще через восемь шагов удвоения она будет удовлетворять 100% наших потребностей. А солнечного света имеется в 10 тысяч раз больше, чем нам надо.

В конечном итоге мы сольёмся с технологией. Она уже приближается к нам. В мои студенческие годы она была в дальнем конце кампуса. То, что занимало здание, теперь помещается в кармане. То, что сейчас помещается в кармане, через 25 лет будет в кровяных тельцах. Фактически, глубокое воздействие на наше здоровье и наш умственный потенциал начнется по мере приближения всё ближе к этой технологии.

Исходя из изложенного, и в полном соответствии с традицией TED, мы объявляем на TED об открытии Университета Сингулярности. Это – новый университет, его основали Питер Дайамандис – он здесь, в аудитории – и я. Поддержку оказывают NASA и Google, и другие лидеры научно-технического сообщества. Наша цель была собрать лидеров, как среди преподавателей, так и среди студентов, этой экспоненциально растущей информационной технологии и её приложений. Но на нашем организационно собрании Ларри Пейдж сделал пламенную речь о том, что нам надо обратиться к изучению путей решения главных проблем, стоящих перед человечеством. Если мы готовы это сделать, то Google готов нас поддержать. Именно так мы и поступили.

Последняя треть интенсивной 9-недельной летней сессии будет посвящена групповому проекту по поиску путей решения некоторых глобальных проблем. Как, например, применить интернет, который сейчас повсюду, в сельских местностях Китая и в Африке, к донесению информации о здравоохранении в развивающиеся части земного шара. Проекты будут продолжаться и после окончания этих сессий с помощью многостороннего интерактивного обмена. Интеллектуальная собственность, которая будет создаваться и преподаваться по ходу работы, будет доступна в сети и развиваться в интерактивном режиме онлайн.

Вот наше учредительское собрание. Об этом сообщается сегодня. Наша штаб-квартира будет в Силиконовой долине, при Исследовательском Центре NASA Ames. Есть различные программы для аспирантов, для руководителей разных компаний. Здесь первые 6 тем – искусственный интеллект, передовая вычислительная техника, биотехнология, нанотехнология, – составляют сердцевину информационных технологий. Затем мы приложим эти знания к другим областям, таким, как энергетика, экология, политическое законодательство и этика, предпринимательство, с тем, чтобы эта новая технология вошла в жизнь людей.

Мы очень ценим оказанную нам поддержку со стороны лидеров научно-технического сообщества, в особенности, Google и NASA. Это – очень волнующее новое начинание. И мы хотим пригласить вас к участию в нём. Благодарю вас. (Аплодисменты)