Майкл Киммел
2,290,653 views • 15:58

Я здесь, чтобы призвать мужчин поддержать равноправие полов.

(Одобрительные возгласы)

Погодите-ка. Что? Причём тут мужчины? Равноправие полов касается женщин, не так ли? Само слово «пол» относится к женщинам. Я выступаю здесь как среднестатистический белый мужчина.

Конечно, я не всегда был среднестатистическим белым мужчиной. Мне это открылось около 30 лет назад, когда я учился в аспирантуре. Как-то вместе с другими аспирантами мы обнаружили, что везде полно публикаций и разговоров о теории феминизма, а курса по этой теме ещё нет. И мы поступили как поступили бы любые аспиранты в такой ситуации. Мы решили организовать научный кружок: будем читать статьи, обсуждать, каждый принесёт что-то поесть.

(Смех)

Так, каждую неделю собирались я и 11 девушек.

(Смех)

Мы читали статьи о теории феминизма и обсуждали их. Во время одного из таких обсуждений я стал свидетелем разговора, навсегда изменившего мою жизнь. Это был диалог двух девушек. Одна из них была белая, а вторая — чернокожая. И вот белая женщина говорит — сейчас это прозвучит сильно устаревшим, — она говорит: «Все женщины притесняются одинаково — как женщины. Мы все живём в патриархальной системе, и поэтому все женщины интуитивно солидарны друг с другом». А чёрная девушка говорит: «Я в этом сомневаюсь. Я задам тебе один вопрос». И чёрная девушка спрашивает белую: «Когда ты утром просыпаешься и смотришься в зеркало, что ты видишь?» Белая девушка отвечает: «Я вижу женщину». На что чёрная девушка говорит: «Вот в том-то и проблема. Когда я просыпаюсь и смотрюсь в зеркало, я вижу чёрную женщину. Для меня раса видима, а для тебя — нет. Ты её просто не замечаешь». А затем она произнесла поразительную фразу. Она сказала: «Так работают привилегии. Привилегии не видны тем, у кого они есть». Для белых людей в этом зале роскошь то, что не нужно думать о цвете кожи каждую секунду своей жизни. Привилегии не видны тем, у кого они есть.

Как вы помните, я был единственным мужчиной в группе, и когда я это услышал, у меня вырвалось: «О нет».

(Смех)

Меня спросили: «А это что значит?» Я ответил: «Понимаете, когда я утром смотрюсь в зеркало, я вижу человека. Ничем не примечательного человека. Я среднестатистический белый мужчина. Без расы, без класса, без пола. Универсальный для обощений».

(Смех)

Хочется верить, что в этот момент я стал среднестатистическим белым мужчиной. Я понял, что класс, раса и пол относятся не только к другим людям, но и ко мне. Мне пришлось о них задуматься. Именно привилегии столько времени делали их незаметными для меня.

Мне бы хотелось сказать, что история закончилась 30 лет назад в том кружке. Но мне напомнили о ней совсем недавно в университете, где я преподаю. У меня есть коллега, которая тоже ведёт курс по социологии полов, но в другом семестре. Она проводит одну лекцию во время моего курса, а я — во время её. И вот я прихожу на её занятие, чтобы провести гостевую лекцию. В аудитории сидит примерно 300 студентов. И как только я вхожу в аудиторию, один из студентов восклицает: «Наконец услышим объективное мнение».

Получается, весь семестр, пока моя коллега читала лекции, мои студенты видели в ней только женщину. То есть если бы она сказала, что в США существует структурное неравенство, основанное на поле человека, ей бы ответили: «Конечно, вы так говорите — вы же женщина, вы субъективны». А если я это скажу, они удивляются: «Ничего себе, как интересно. Этот вопрос будет на экзамене? Как пишется «структурное»?»

(Смех)

Надеюсь, вы все видите, что именно так выглядит объективность.

(Смех) (Аплодисменты)

Бесплотная западная рациональность.

(Смех)

И я думаю, именно поэтому мужчины так часто носят галстук.

(Смех)

Ведь если вы решите воплотить бесплотную западную рациональность, вам нужен символ. А что может быть лучшим символом бесплотной западной рациональности, чем одежда с удавкой на одном конце и указателем на причинное место на другом?

(Смех) (Аплодисменты)

Прямо-таки дуализм души и тела.

Итак, заставить мужчин заметить пол — это первый шаг к привлечению их поддержки в вопросе равноправия полов.

Когда мужчины впервые слышат о равноправии полов, когда они впервые о нём задумываются, многие мужчины размышляют: «Ну да, правильно. Это справедливо и обоснованно. Это наш моральный долг». Но не все. В головах некоторых мужчин зажигается лампочка, они наготове: «Да, точно, равноправие полов». И тут же начинают объяснять женщинам тяготы их притеснения. Для них поддержка равноправия полов сродни мученичеству: «Дамы, спасибо большое, что дали нам знать. Дальше мы сами разберёмся». В результате происходит так называемое «преждевременное самодовольство».

(Смех) (Аплодисменты)

Но есть и другая группа мужчин, активно сопротивляющихся равноправию полов, считающих, что равноправие полов наносит ущерб мужчинам. Меня пригласили на телепередачу с ещё четырьмя мужчинами. Эта история стала началом моей книги «Разъярённые белые мужчины». Четверо разъярённых белых мужчин были убеждены, что они, белые мужчины Америки, стали жертвами обратной дискриминации при приёме на работу. Каждый из них рассказал о том, как подходящая работа, заслуженное повышение им не достались, и они были в ярости. Я рассказываю вам об этом, чтобы поделиться названием данного выпуска этой телепередачи. Им стала фраза одного из мужчин. Цитирую: «Чёрная женщина украла мою работу». Каждый из них рассказал, как работа или заслуженное повышение им не достались, что их разозлило. Настала моя очередь говорить. И я сказал: «У меня к вам будет всего один вопрос. О названии передачи — «Чёрная женщина украла мою работу», — точнее, об одном единственном слове в названии. Я хочу спросить вас о слове «мою». С чего вы решили, что работа была ваша? Почему передача не называется «Чёрная женщина получила эту работу» или просто «Чёрная женщина получила работу»? Пока мы открыто не выступим против убеждения мужчин в том, что им все должны, мы не поймём, почему так много мужчин сопротивляются равноправию полов.

(Аплодисменты)

Мы считаем, что так выглядит равноправное партнёрство, поэтому, когда правила игры немного меняются, мы паникуем: «Боже мой, река пошла вспять. Это обратная дискриминация против нас».

(Смех)

Буду предельно ясным: белые мужчины Европы и США получили все привилегии единственной крупнейшей компенсационной программы в истории человечества. Она называется «история человечества».

(Смех) (Аплодисменты)

Теперь вам известны препятствия к привлечению мужчин. Так почему же мы должны поддерживать равноправие полов? Конечно, это справедливо и разумно. Но более того, равноправие полов в наших интересах, как мужчин. Если послушать, чего мужчины хотят от жизни, равноправие полов — это наш путь к жизни, которую мы хотим.

Равноправие полов полезно для государств. Большинство исследований показывают, что страны, в которых ситуация с равноправием полов лучше, набирают больше очков по шкале счастья. И не потому, что они все в Европе.

(Смех)

Даже в самой Европе страны, где дела с равноправием обстоят лучше, выше стоят на шкале счастья.

Это полезно и для компаний. Исследование, проведённое НКО Catalyst совместно с другими, показало, что чем больше в компаниях права женщин совпадают с правами мужчин, тем лучше для всех работников, тем довольнее рабочий коллектив. Меньше текучесть кадров, меньше трения между коллегами. Им проще нанимать людей. Работники чаще в них остаются, они довольны своей работой, у них бóльшая производительность труда. Компании часто спрашивают меня: «Наверное, равноправие полов дорого нам обойдётся?» И я отвечаю: «Вообще-то наоборот, вам пора подсчитать, сколько вы уже потеряли на неравных правах мужчин и женщин. Это стóит немалых денег». Итак, равноправие полезно бизнесу.

Вдобавок оно полезно мужчинам. Равноправие полов — это наш путь к жизни, которую мы хотим. Ведь молодые люди в особенности совершенно изменились и хотят, чтобы в их жизни были замечательные отношения с детьми. Они ожидают, что и их девушка или жена будет работать и будет увлечена своей карьерой, так же как и они.

Приведу пример для иллюстрации этой перемены. Кто-то из вас, может, помнит такое. Когда я был гораздо моложе, мне и моим сверстникам задали загадку. Кому-то, может быть, неприятно будет её вспоминать. Загадка была примерно такая:

отец с сыном едут по автостраде и попадают в ужасную автокатастрофу. Отец погибает, а сына везут в пункт неотложной помощи. Когда они заносят мальчика в отделение, дежурный врач видит его и говорит: «Я не могу его оперировать. Это мой сын». Как такое возможно?

Эта загадка приводила нас в замешательство. Мы никак не могли с ней разобраться.

(Смех)

Я решил провести небольшой эксперимент с моим 16-летним сыном. Недавно он пригласил друзей в гости смотреть игру по телевизору. Я решил задать им эту загадку и проверить, насколько изменились молодые люди. Эти 16-летние мальчики сразу же повернулись ко мне и ответили: «Это была его мама». Никакого замешательства. Тут же ответили. А мой сын добавил: «У него могло быть два отца».

(Смех) (Аплодисменты)

Вот насколько изменилась наша жизнь. Сегодняшние юноши хотят, чтобы их работа и личная жизнь дополняли друг друга; чтобы в паре у обоих была работа и оба могли уделять время детям. Они хотят гармонично совмещать работу и личную жизнь. Они хотят участвовать в жизни детей.

Получается, что чем равноправнее отношения, тем счастливее каждый из партнёров. У нас есть убедительные данные от психологов и социологов. Мне кажется, цифры и данные достаточно убедительно доказывают мужчинам, что равноправие полов — игра не с нулевым результатом, а с выгодой для обеих сторон. Вот что показали исследования. Когда мы, мужчины, только начинаем совмещать работу и семью, мы часто описываем свои действия двумя фразами: мы вносим свою лепту и мы выручаем.

(Смех)

Я хочу предложить более глубокий подход, одно слово: «делить».

(Смех)

Вот что показывают данные: когда мужчины делят заботы о доме и детях, их дети лучше учатся в школе.

Они реже прогуливают, большего добиваются. У них реже бывает синдром дефицита внимания и гиперактивности. Детям реже нужен психиатр. Им реже назначают лекарства.

То есть, когда мужчины делят заботы о доме и детях, их дети счастливее и здоровее, и каждый отец этого хочет.

Когда мужчины делят заботы о доме и детях, их жёны счастливее — естественно. Кроме того, они здоровее. Им реже приходится ходить к психотерапевту, у них реже бывает депрессия, им реже назначают лекарства, и они чаще ходят на фитнес. Они куда больше довольны супружеской жизнью. Когда мужчины делят заботы о доме и детях, их жёны счастливее и здоровее, и каждый мужчина этого хочет. Когда мужчины делят заботы о доме и детях, сами мужчины становятся здоровее. Они меньше курят, меньше пьют, реже употребляют лёгкие наркотики. Они реже попадают в пункты экстренной помощи, но чаще ходят к доктору на регулярное обследование. Они реже ходят к психотерапевту, у них реже бывает депрессия, им реже назначают лекарства. Когда мужчины делят заботы о доме и детях, сами мужчины здоровее и счастливее. А кто этого не хочет?

И, наконец, когда мужчины делят заботы о доме и детях, у них чаще бывает секс.

(Смех)

Так какое же из этих четырёх удивительных открытий публикует на обложке журнал Men's Health?

(Смех)

«Заботы по хозяйству её возбуждают (когда ими занимается не она)».

(Смех)

Но я замечу для мужчин в аудитории, что эти данные были собраны за очень длительный период времени, и пусть слушатели не предвкушают: «Хм, хорошо, сегодня я помою посуду». Эти данные собирались в течение очень длительного периода времени. Мне кажется, что это очень важно. Когда Men's Health сделал такую обложку, заголовком было: «Прибирательные ласки».

Мы сделали очень важное открытие: равноправие полов оказывается в интересах государств, компаний и мужчин, их детей и жён. Равноправие полов — не игра с нулевым результатом, где выигрывает один. Это выгода для всех. Нам также известно, что нельзя раскрыть всех возможностей для женщин и девочек без привлечения мальчиков и мужчин. Мы это знаем. Я считаю, что мужчинам нужно то же самое, что нужно женщинам, чтобы жить так, как они, женщины, хотят, чтобы мы, мужчины, могли жить так, как хотим мы.

В 1915 году, накануне одной из крупнейших демонстраций за женское право голоса на Пятой авеню в Нью-Йорке, нью-йоркский писатель опубликовал статью в журнале. Она называлась «Феминизм для мужчин». Первой строкой были следующие слова: «Феминизм сделает мужчину впервые свободным».

Спасибо. (Аплодисменты)