Martin Seligman
5,386,766 views • 23:42

Когда я был президентом Американской психологической ассоциации, меня пытались обучить искусству работы с СМИ, и одно мое выступление на канале CNN хорошо резюмирует тему моего сегодняшнего выступления – «11-ая причина для оптимизма». Редактор журнала Discover Magazine поведал о десяти, а я вам расскажу об 11-ой причине.

Так вот, работники CNN попросили меня: «Профессор Селигман, не могли бы Вы рассказать о состоянии современной психологии. Мы бы хотели взять у вас интервью». Я сказал «Прекрасно!» Но ведущая предупредила: «Это CNN, поэтому на ответ вам даётся лишь пара слов». «И сколько же это слов?» - спросил я. «Одно». (Смех)

«Одно». (Смех)

Камеры включаются, и она спрашивает: «Профессор Селигман, каково состояние современной психологии?» «Хорошее» (Смех)

«Хорошее» (Смех)

«Выключить камеры! Так не пойдёт. Пожалуй, дадим вам время подольше». «Сколько у меня теперь слов?» - «Ну, скажем, два. Доктор Селигман, каково состояние современной психологии?» «Не хорошее» (Смех)

«Не хорошее» (Смех)

«Так. Доктор Селигман, вы явно не ориентируетесь в таком формате, а потому мы вам даём полноценное время. На это раз у вас три слова. Профессор Селигман, так каково же состояние современной психологии?» «Не достаточно хорошее». Вот об этом я и собираюсь говорить.

Я хочу рассказать, почему состояние психологии было хорошим, почему оно не было хорошим и как оно может стать в течение следующих 10 лет достаточно хорошим. Схожую параллель можно провести с технологией, развлечениями, дизайном [T-E-D], так как я считаю, что они имеют общую проблематику.

Так почему же состояние психологии было хорошим? Более чем 60 лет психология занималась патологиями. Лет 10 назад, если во время полёта я рассказывал пассажиру в соседнем кресле, чем я занимаюсь, он, как правило, пересаживался подальше. И всё потому, что совершенно справедливо полагал, что цель психологии – определить отклонения. Как в передаче «Кто шизик?». Сегодня же, когда я говорю, чем я занимаюсь, собеседник пододвигается поближе.

Ситуация с психологией была хороша тем, что благодаря инвестициям в размере 30 млрд долларов со стороны NIMH [Национальный институт психического здоровья], благодаря концентрации усилий на патологиях, благодаря тому, что понимается под психологией, из тех расстройств, которые 60 лет назад не лечились– тогдашние методы были сплошь шаманские – сегодня 14 из известных расстройств поддаются лечению, а 2 из них излечиваются полностью.

Другое важное достижение – развитие надёжных методов изучения психических заболеваний. Обнаружилось, что такие расплывчатые понятия, как депрессия и алкоголизм, поддаются строгим измерениям; что можно классифицировать психические заболевания; что можно понять причинно-следственную связь психических расстройств; что можно годами наблюдать за пациентами – например, за генетически предрасположенными к шизофрении, – и исследовать влияние окружения и генетики; что можно изолировать посторонние переменные при помощи экспериментов с психическими заболеваниями.

А самое лучшее достижение за последние полвека – это изобретение медикаментозных и психологических методов лечения, поддающихся строгому тестированию. С помощью случайного распределения индифферентных факторов среди контрольных групп удалось отказаться от недейственных методов и оставить эффективные.

Как результат, можно смело утверждать, что психология и психиатрия за последние 60 лет преуспели в том, что могут сделать несчастных людей менее несчастными. Я считаю, что это потрясающе и горжусь этим. Но состояние психологии не было хорошим из-за трёх последствий этих успехов.

Первое – нравственное. Психологи и психиатры стали специалистами по работе с жертвами преступлений и по выискиванию патологий. Установилось такое понимание природы человека, что если беда – так это оттого, что кирпич на голову упал. Мы забыли, что люди делают выбор и принимают решения. Мы забыли об ответственности. Вот – первая цена, которую нам пришлось заплатить.

Вторая цена – мы забыли о таких людях, как вы; перестали думать об улучшении нормальной жизни; самоустранились от миссии сделать жизнь здорового человека более счастливой, полноценной, продуктивной. А «гениальный» и «одарённый» стали неприличными словами. Никто этими вещами не занимается.

Третье последствие концентрации на патологиях: в пылу наших усилий помочь людям с внутренними проблемами, ощущая острую необходимость восстановить разрушенное, нам не приходило в голову работать над воздействием на человека, имеющим цель сделать его счастливее, т.е. над позитивным воздействием.

Вот что в состоянии психологии было не хорошо. И это привело таких людей, как Нэнси Эткофф, Дэн Гилберт, Михай Чиксентмихайи и меня к работе над тем, что я называю позитивной психологией. Она ставит три цели. Первая – сила ума человека должна интересовать психологию настолько же, насколько её интересует слабость его ума. Психология должна заниматься в той же мере развитием сильных сторон, что и устранением нарушений. Вторая – психология должна обратить свой взор к лучшим сторонам жизни, к попыткам сделать жизнь нормального человека полноценной, к проявлениям гениальности, к стимулированию истинного таланта.

Глядя на последние 10 лет, и с надеждой на будущее, мы наблюдаем начало науки позитивной психологии, точной науки о сторонах жизни, ради которых стоит жить. Оказалось, что различные формы счастья поддаются измерению. Любой из вас может зайти на этот сайт и бесплатно пройти целый набор разнообразных тестов на счастье. Вы можете сравнить себя по позитивным эмоциям, по осмысленности жизни, по степени поглощённости любимым занятием, с буквально десятками тысяч других людей. Нам удалось создать подобие диагностического справочника, зеркального к слабоумию, который включает: классификацию сильных и добрых качеств, с учётом зависимости от пола, способы их описания и диагностирования, определение того, что им способствует, а что препятствует. Мы удалось открыть причинно-следственную связь позитивных состояний, что соотношение между активностью левого и правого полушария головного мозга вызывает состояние счастья.

Я всю жизнь работал с клиникой исключительно несчастливых людей, и я задавался вопросом, чем отличаются исключительно несчастливые люди от остальных? Около шести лет назад мы стали ставить тот же вопрос по поводу исключительно счастливых людей: чем они отличаются от остальных? И оказалось, что их отличает одна сторона жизни. Это не религиозность, это не здоровье, это не богатство, это не красота; и не перевес удачных стечений обстоятельств над неудачными. Единственная черта, которая выделяет таких людей – они исключительно общительны. Они не приходят сидеть на семинарах субботним утром. (Смех) И не проводят своё время в одиночестве. Каждый имеет романтическую связь, имеет большой и разнообразный круг друзей.

Но будьте внимательны: это всего лишь корреляционные, а не причинные данные. И тут речь о счастье в первом, голливудском, смысле этого слова, который я раскрою, а именно: речь о восторженном счастье, полном смеха и хорошего настроения. Буквально через минуту я укажу, почему этого совсем не достаточно. Оказалось, что воздействие на человека имеет многовековую историю, от Будды до Тони Роббинса [автор и лектор по NPL]. Мы составили список из примерно 120 способов воздействия, претендующих на способность сделать человека счастливым, Оказалось, что для многих из них есть досконально прописанные амбулаторные процедуры, и наши специалисты давали назначения на основе случайной выборки, чтобы таким методом определить силу и эффективность этих воздействий. А точнее, проверить какие именно воздействия приводят к устойчиво счастливому состоянию. Я расскажу вам о результатах через пару минут.

Но главное – вот в чём. Я хочу, чтобы психология несла новую миссию, наряду с миссией излечения психически больных и дополнительно к её миссии делать несчастных людей менее несчастными – миссию делать людей на самом деле счастливее. Возможно ли это? Чтобы корректно задать вопрос о счастье – а это слово я не часто использую – надо разбить его на несколько компонент, каждая из которых допускает разумную постановку вопроса. Я считаю, что есть три различных вида – я говорю «различных», потому что они вызываются различными видами воздействия, и вполне допустимо иметь один, но не другой – есть три различных вида счастливой жизни. Первый вид – это жизнь в удовольствиях. Жизнь с максимумом положительных эмоций и с умением их усиливать. Второй вид счастливой жизни – это поглощенность любимым занятием: работой, воспитанием детей, любовью, отдыхом. Это когда время пролетает незаметно. Об этом говорил Аристотель. Третий вид – это осмысленная жизнь. Я немного расскажу о каждом из видов жизни о том, что нам известно о них.

Первый вид – жизнь в удовольствиях. Это просто-напросто максимально возможное количество удовольствий, максимально достижимый объём позитивных эмоций, плюс умение усилить их и растянуть во времени и пространстве при помощи смакования и погружения в наслаждения. Но у такой жизни есть три недостатка, именно ввиду которых позитивная психология – это намного шире, чем просто наука об удовольствиях.

Первый недостаток в том, что, жизнь в удовольствиях и переживание позитивных эмоций – фактор наследственный, процентов на 50% , и на самом деле не очень-то поддаётся изменению. Поэтому различные приёмы, которыми владеют Матьё [Matthieu Ricard], я и другие, по увеличению количества позитивных эмоций в жизни, это на 15-20% лишь приёмы для повышения уже имеющегося. Второй недостаток – к позитивным эмоциям быстро привыкаешь. Как с простым мороженым: первая проба – удовольствие на все сто, но к шестой весь вкус пропадает. И, как я уже сказал, такой вид удовольствия почти не поддаётся видоизменению.

И это подводит нас ко второму виду счастливой жизни. Тут я вам должен рассказать историю моего друга Лена, чтобы показать, почему позитивная психология – это больше, чем просто позитивные эмоции и достижение удовольствия. К тридцати годам Лен преуспел в двух из трёх важнейших сфер жизни. Первая сфера – работа. В 20 он торговал опционами на бирже, а в 25 стал мультимиллионером и главой фирмы по торговле опционами. Вторая сфера – развлечения, и тут Лен – чемпион страны по игре в бридж. Но вот в третьей важной сфере, любви, Лен – безнадёжный неудачник. Дело в том, что Лен – «амёба». (Смех) Дело в том, что Лен – «амёба». (Смех)

Он интроверт. На свиданиях ему приходилось слышать от американских женщин: «С тобой неинтересно, никаких позитивных эмоций. Короче, нам не по пути.» У Лена вполне хватало средств, чтобы нанять психоаналитика с Парк Авеню [там очень дорогие врачи США], и тот в течение пяти лет пытался выискать сексуальную травму, которая якобы заблокировала у Лена позитивные эмоции. Но оказалось, что никакой сексуальной травмы не было. Оказалось, что … Лен рос на Лонг-Айленде, играл в [американский] футбол, любил смотреть футбол, играть в бридж… Так вот, оказалось, что на шкале т.н. позитивной чувственности Лен находится

среди нижних 5 процентов. И теперь вопрос, несчастлив ли Лен? Я хочу показать, что нет. Наперекор тому, что психология утверждала относительно нижней половины шкалы позитивной чувственности, я считаю, что Лен – один из счастливейших людей среди тех, кого я знаю. Он не из тех, кто будет самозабвенно терзаться горем, потому что Лен, как и большинство присутствующих, способен к исключительной поглощённости своим занятием. Как только в 9:30 утра он заходит на биржевую площадку AMEX, время для него останавливается вплоть до окончания торгов. От момента раздачи первой карты и до конца турнира продолжительностью в 10 дней время для Лена останавливается.

Именно об этом говорил Михай Чиксентмихайи: это – «поток поглощённости» [flow] и он отличается от [просто] «удовольствия» по одному существенному параметру. Простое удовольствие человек испытывает буквально: осознаёт и ощущает. Но, как вчера здесь говорил Михай, в потоке поглощённости вы не в состоянии чувствовать. Вы летите вместе с музыкой. Время останавливается. Вы полностью сконцентрированы. Это и есть отличительная черта того, что считается хорошей жизнью. Мы считаем, что для достижения этого есть свой рецепт. Первое: установить, в чём состоит ваша сильная сторона – по этому поводу тоже имеется достоверный тест по определению пяти самых сильных сторон личности. Второе: преобразовать свою жизнь с тем, чтобы использовать эти стороны как можно больше. Преобразовать работу, любовь, хобби, дружбу, отношения с детьми.

Ограничусь одним примером. Среди моих клиентов была упаковщица из супермаркета Genuardi's. Она ненавидела свою работу и работала ради оплаты учёбы в университете. Самой сильной её стороной были коммуникативные способности, поэтому она стала видоизменять процесс упаковки в супермаркете так, чтобы для клиента контакт с ней стал социальным событием дня. Очевидно, что ей это не удалось. Но её попытка заключалась в том, чтобы использовать свои самые сильные стороны посредством максимально возможного преобразования работы. От этого не появится улыбчивость, не появится внешность [кинозвезды] Дебби Рейнольдс, не появится частый смех. От этого появляется сосредоточенность. Вот в чём второй способ. Итак, первый способ – позитивные эмоции, второй – эвдемоническая поглощенность.

Третий – осмысление жизни. Традиционно, это самый почитаемый вид счастья. Осмысленность в этом плане – подобно эвдемонии – сводится к познанию своих сильнейших сторон и к использованию их во имя принадлежности и служения чему-то большему, чем ты сам.

Я упомянул, что для всех этих видов счастливой жизни – жизни в удовольствии, жизни в вовлечённости, осмысленной жизни – специалисты усиленно ищут ответ на вопрос, может ли что-нибудь дать устойчивый толчок к такой жизни. По всей видимости, может, и я такого рода примеры. Все исследования проводились на строго научных основаниях. Методы – те же, что при тестировании эффективности лекарства. Итак, случайное распределение индифферентных факторов среди контрольных групп, исследования различных видов воздействия на достаточно долгий срок. Приведу пару примеров эффективного, по нашему мнению, воздействия, чтобы вы могли почувствовать, о чём речь. При обучении жизни в удовольствиях, тому, как получить больше удовольствия от жизни, одним из заданий является развитие навыков погружения в наслаждения, смакование. В задании требуется распланировать идеальный день для себя. Следующую субботу отведите для планирования вашего идеального дня и используйте при этом смакование и погружение в наслаждение, чтобы усилить чувство удовольствия. Можно доказать, что таким способом удовольствие от жизни прибавляется.

Визит благодарности. Я прошу всех провести этот тест сейчас, если можно. Закройте глаза. Вспомните человека, который сделал что-то чрезвычайно важное для вас, после чего ваша жизнь изменилась в лучшую сторону, но которого вы никогда толком не поблагодарили. Требуется выбирать среди живых. Теперь откройте глаза. Надеюсь, у каждого есть, кого вспомнить. Задание «Визит благодарности» состоит в том, чтобы написать письмо благодарности этому человеку объемом примерно в 300 слов, позвонить ему в город Финикс, попросить разрешения навестить, но не назвать причину. Вы появляетесь у порога и читаете свои слова благодарности. В реальности никто не в состоянии удержаться от рыданий. А проводимые через неделю, месяц, три месяца тесты показывают, что участники более счастливы, у них реже подавленное настроение.

Другой пример – «свидание с сильными сторонами». Мы просим пары определить, с помощью специальных тестов, свои сильные стороны, а затем продумать и провести вечер так, чтобы каждый мог проявить свои сильные стороны. Установлено, что от этого отношения укрепляются. И, наконец, развлечение в противовес филантропии. Быть здесь [на TED] среди людей, многие из которых занимаются филантропией, весьма вдохновляет. Мои же студенты и те, с кем я работаю, ещё не открыли эту сторону жизни для себя, поэтому мы стимулируем их сделать что-то полезное для других и что-то – для собственного удовольствия, а потом сравнить. Оказывается, что когда вы делаете что-то ради развлечения, удовольствие так же быстро уходит, как и приходит. А удовольствие от бескорыстного действия длится и длится. Это были примеры позитивных воздействий.

Моя предпоследняя тема – степень удовлетворённости своей жизнью. Моя предпоследняя тема – степень удовлетворённости своей жизнью. Тут речь идёт об устремлениях человека. Уметь влиять на эту целевую переменную – цель наших исследований. Мы исследовали влияние каждого из трёх видов счастливой жизни на то, насколько человек удовлетворен жизнью. Мы провели 15 кратных опросов среди тысяч респондентов, задавая вопросы о том, в какой степени удовлетворённость жизнью зависит от: стремления к удовольствиям, к позитивным эмоциям, к приятной жизни; стремления к всепоглощающему занятию, когда время останавливается; и стремления к осмысленной жизни.

К нашему удивлению, влияние выстроилось в порядке, прямо противоположном прогнозам. Оказалось, стремление к удовольствию практически не влияет на удовлетворённость жизнью. Наиболее сильное влияние оказывает стремление к осмысленности. Также очень сильное влияние имеет стремление к всепоглощающему занятию. Когда же у вас есть и всепоглощающее занятие, и осмысленность, тогда удовольствие приносит истинное наслаждение, превращаясь в лакомый десерт. То есть, при полноценной жизни эффект от сочетания трёх слагаемых больше, чем их сумма. И, наоборот, при отсутствии всех трёх компонент жизнь пуста, а совокупный эффект меньше любой из компонент.

И теперь нас интересует, существует ли подобная взаимосвязь между физическим здоровьем, болезненностью, продолжительностью жизни и производительностью? Для предприятия вопрос стоит так: зависит ли производительность труда от позитивных эмоций, поглощенности любимым занятием и осмысленности? Зависит ли здоровье от позитивной поглощенности занятием, от удовольствий и от осмысленности жизни? Есть основания полагать, что ответ на оба вопроса утвердительный.

Крис [Андерсон] сказал, что последний лектор имеет шанс подвести итог всему услышанному, и я должен сказать, что меня всё это поразило. Я никогда не был на такой конференции, я никогда не видел лекторов, столь сильно стремящихся достичь всего возможного и невозможного, что само по себе замечательно. Но в то же время я обнаружил, что проблемы психологии каким-то образом схожи с проблемами технологии, развлечения и дизайна [T-E-D]. Все мы знаем, что технология, развлечение и дизайн использовались и могут использоваться для разрушительных целей. Но мы также знаем, что технология, развлечение и дизайн могут использоваться для облегчения страданий. Кстати, разница между облегчением страданий и построением счастливой жизни чрезвычайно важна. Когда 30 лет назад я начал заниматься терапией, я считал, что исцелив человека от депрессии, тревожности, раздражённости, я сделаю его счастливым. Но так никогда не получалось. Я понял, что лучшее, на что можно надеяться – это довести его до нейтрального состояния. Но жизнь у пациентов была опустошена.

Так вот, умение жить счастливо, умение жить в удовольствиях, умение жить вовлечено и осмысленно, как оказалось, сильно отличается от умения облегчать страдания. Аналогично обстоит дело и с технологией, развлечением и дизайном. Аналогично обстоит дело и с технологией, развлечением и дизайном. А именно, эти три движущие силы сегодняшнего мира могут увеличить счастье и позитивные эмоции – и именно так они и применяются, как правило. Но как только счастье разлагается на те компоненты, что я показал, не только позитивные эмоции – этого явно недостаточно – то в жизни обнаруживается «поток увлечённости», в жизни обнаруживается осмысленность. По словам Лорали, дизайн, а я добавлю, что и развлечение и технология, может использоваться для усиления поглощенности любимым занятием.

Итак, в заключение – 11-ая причина для оптимизма, в дополнение к космическому лифту, состоит в том, что с помощью технологии, развлечения и дизайна мы можем, по моему мнению, увеличить количество человеческого счастья на планете. Если в течение следующих 10-20 лет технология будет способствовать росту жизни удовольствий, полноценной жизни и осмысленной жизни, то это уже хорошо. Если развлечения могут быть направлены в сторону увеличения позитивных эмоций, осмысленности, эвдемонии, то это тоже хорошо. А если и дизайн сможет увеличить положительные эмоции, эвдемонию, «поток увлечённости» и осмысленность, то всё, что мы вместе делаем, будет просто замечательно. Спасибо. (Аплодисменты)