Malcolm Gladwell
2,085,165 views • 15:00

Спасибо. Мне доставляет огромное удовольствие быть здесь. Мой последний доклад TED состоялся, кажется, около семи лет назад. Я говорил о соусе для спагетти. И, видимо, очень многие смотрят эти видеозаписи. С тех пор люди подходят ко мне, чтобы задать вопрос о соусе для спагетти — что поначалу было приятно — (Смех) но оказалось достаточно обременительным на протяжении семи лет. Поэтому я решил оставить соус для спагетти в прошлом.

(Смех)

Сегодня тема утренней сессии: «Вещи, которые мы создаем». И я решил рассказать историю о человеке, создавшем одну из самых дорогостоящих вещей своей эпохи. Этого человека звали Карл Норден. Карл Норден родился в 1880-ом году в Швейцарии. И как мы знаем, швейцарцы делятся на две категории: те, которые создают маленькие, изысканные, дорогие вещи, и те, которые управляют деньгами тех, кто покупает маленькие, изысканные, дорогие вещи. И Карл Норден очень точно подходит к первой категории. Он — инженер. Он учится в Федеральном Политехническом Институте в Цюрихе. Кстати, его сокурсник — молодой парень по имени Ленин, который со временем будет ломать маленькие, изысканные, дорогие вещи.

Карл — швейцарский инженер. И я говорю это в самом полном значении этого слова. Он носит костюм-тройку; у него очень-очень маленькие, важные усы; он властен, самовлюблен, мотивирован и чрезвычайно самоуверен; он работает по 16 часов в день; он неравнодушен к переменному току; и считает загар признаком моральной слабости; он пьет много кофе; и работает лучше всего на кухне своей мамы в Цюрихе, сидя часами в полной тишине, с логарифмической линейкой.

Так или иначе, Карл Норден иммигрирует в Соединенные Штаты в разгаре Первой мировой войны и открывает магазин на улице Лафайет в нижнем Манхеттене. И тут им овладевает вопрос о способах бомбометания с самолетов. Если задуматься, до появления GPS и радаров это было очень сложной задачей. По-настоящему трудной физической задачей. Летит самолет, на высоте тысяч футов, со скоростью сотен миль в час, а вы пытаетесь сбросить предмет, бомбу, на какую-то стационарную цель, учитывая различные потоки ветра, облачность и другие помехи. И множество разных людей, в преддверии Первой мировой войны и в межвоенное время, пытались решить эту проблему, и почти все безуспешно. Все существующие бомбовые прицелы были чрезвычайно примитивными.

И Карл Норден — единственный, кто решает это. Он изобретает невероятно сложное устройство. Весом примерно 50 фунтов. Под названием «Бомбовый прицел Норден М-15». В нем уйма рычагов и шарикоподшипников, приспособлений и измерительных приборов. И он создает такую сложную вещь. Она позволят людям делать следующее: бомбардир берет это устройство, визуально улавливает мишень, так как он находится в остекленной носовой части бомбардировщика, потом вводит высоту самолета, скорость самолета, скорость ветра и координаты цели. А бомбовый прицел сообщит, когда сбрасывать бомбу. В своем известном высказывании Норден заявил: До появления этого прицела, бомбы обычно падали в миле или больше от цели. А при помощи прицела Норден М-15 он мог попасть в бочку с соленьями с высоты 20 000 футов.

Мне сложно передать как сильно обрадовались в Вооруженных силах США новости о бомбовом прицеле Нордена. Это была как манна небесная. Это была армия, которая только что пережила Первую мировую войну, когда миллионы солдат сражались друг с другом в окопах, безрезультатно, безнадежно, а тут кто-то изобрел устройство, которое позволяло лететь высоко над вражеской территорией и уничтожать все, что захочется с хирургической точностью.

Вооруженные силы США потратили 1,5 миллиарда долларов — миллиард долларов в долларах 1940 года — на разработку бомбового прицела Норден. И чтобы вам было понятно, общая стоимость Манхэттенского проекта составляла 3 миллиарда долларов. На бомбовый прицел Норден потратили всего в два раза меньше, чем на самый известный военно-промышленный проект современности. И некоторые стратеги в Вооруженных силах США искренне верили в то, что это устройство само по себе обеспечит разницу между поражением и победой в сражении против нацистской Германии и Японии.

А для Нордена это устройство имело также огромный духовный смысл, так как он был преданным христианином. На самом деле, он всегда расстраивался, когда бомбовый прицел называли его изобретением, потому что в его глазах, только Богу было под силу изобретать. Он был простым инструментом Божьей воли. А в чем заключалась воля Бога? Бог хотел, чтобы страдания при любых военных действиях были сведены к минимуму.

И что делал бомбовый прицел Норден? Он позволял именно это. Он позволял бомбить только те объекты, которые бомбить было совершенно необходимо. Итак, в преддверии Второй мировой войны, Вооруженные силы США покупают 90 000 бомбовых прицелов Норден стоимостью $14 000 за единицу — опять же, в долларах 1940 года это очень большие деньги. Они обучили 50 000 бомбардиров ими пользоваться — долгие месяцы интенсивного обучения — ведь эти устройства, по-существу, это аналоговые компьютеры; ими нелегко пользоваться. Они обязали каждого бомбардира дать клятву, что в случае захвата те не выдадут ни доли информации об этом устройстве вражеским силам, так как необходимо сделать все, чтобы враг не смог получить эту важнейшею технологию.

И каждый раз, когда бомбовый прицел Норден грузили в самолет, его сопровождала вооруженная охрана. И переносили его в контейнере, закрытом брезентом. А контейнер наручниками был пристёгнут к руке охранника. Его нельзя было фотографировать. Внутри находилось маленькое взрывное устройство, которое, в случае аварийной посадки, ликвидирует этот прибор и он не попадет в руки врагу. Бомбовый прицел Норден — это Священный Грааль.

И что же произошло во время Второй мировой войны? Оказывается, это не Священный Грааль. На практике бомбовый прицел Норден может попасть в бочку с соленьями с высоты 20 000 футов, но это в идеальных условиях. Ну а на войне, конечно же, идеальных условий не бывает. Во первых, он сложный в использовании — очень сложный в использовании. И не у всех военнослужащих, из этих 50-ти тысяч бомбардиров, есть способности к программированию аналоговых вычислительных устройств. Во вторых, он часто ломается. В нем полно всяческих гироскопов, шкивов, шарикоподшипников и других штуковин, и работают они хуже, чем положено в разгар военных действий.

В третьих, когда Норден делал свои вычисления, он предполагал, что самолет будет лететь на достаточно медленной скорости на низкой высоте. Но на настоящей войне так не бывает — иначе собьют. В итоге их начали использовать на большой высоте и на очень высокой скорости. А бомбовый прицел Норден работает намного хуже в таких условиях.

Но важнее всего то, что бомбовый прицел Норден требовал, чтобы бомбардир установил визуальный контакт с целью. Ну а что, конечно же, случается в реальной жизни? Облака, правильно. Для точного прицела нужно безоблачное небо. И сколько безоблачных дней, вы думаете, было над Центральной Eвропой с 1940 по 1945 год? Не так уж много.

Затем, чтобы вы примерно представляли, насколько неточным был бомбовый прицел Норден, был известный случай в 1944 году, когда союзники бомбили химический завод в Лейне в Германии. Химический завод представлял собой 757 акров земли. И в течении 22 бомбардировок союзники сбросили 85 000 бомб на этот химический завод площадью 757 акров, используя бомбовый прицел Норден. И как вы думаете, какой процент этих бомб приземлился на территории завода площадью 700 акров? 10 процентов. 10 процентов. А из этих 10 процентов 16 процентов даже не разорвались. Химический завод в Лейне, после одной из самых длительных бомбардировок в истории войны, уже через несколько недель снова работал.

И, кстати говоря, по поводу всех тех предосторожностей чтобы бомбовый прицел Норден не попал в руки нацистов: оказывается, Карл Норден, как настоящий швейцарец, был без ума от немецких инженеров. И в 1930-е годы он нанял их целую команду, включая человека по имени Герман Лонг, который в 1938-ом передал все планы по разработке бомбового прицела Норден нацистам. В итоге у них был свой собственный прицел Норден на протяжении всей войны — который тоже, кстати говоря, очень неважно работал.

(Смех)

Почему я рассказываю вам о бомбовом прицеле Норден? А потому, что мы живем в эпоху огромного количества бомбовых прицелов Норден. В наше время существует множество очень, очень умных людей бегающих повсюду, заявляя, что они изобрели приспособления, которые навсегда изменят наш мир. Они изобрели веб-сайты, дающие людям свободу. Они изобрели какую-то такую вещь, и такую, и такую, и все это навсегда улучшит наш мир.

Если вы посмотрите на армию, вы там также найдете множество Карлов Норденов. Если вы пойдете в Пентагон, вам скажут: «Знаете, теперь мы действительно можем сбросить бомбу в бочку с соленьями с высоты 20 000 футов». И знаете, это правда — сегодня они действительно могут это сделать. Но надо отдавать себе отчет в том, как мало это значит.

На войне в Ираке, в начале первой войны в Ираке, Военно-воздушные силы США направили две эскадрильи F-15E «Страйк Игл» в иракскую пустыню, снабженными камерами за 5 миллионов долларов, которые позволяли им видеть всю поверхность пустыни. А их миссия заключалась в том, чтобы найти и уничтожить — помните ракетные пусковые установки «Скад», ракет «земля-воздух», которые Ирак запускал на Израиль? Миссия этих эскадрилий заключалась в том, чтобы уничтожить все установки «Скад». Они вылетали на задания днем и ночью, сбрасывая тысячи бомб, запуская тысячи ракет, в попытке уничтожить это зло.

А по окончании войны сделали проверку — как это всегда происходит в армии, в ВВС — и они задались вопросом: сколько пусковых установок «Скад» было уничтожено на самом деле? И знаете каков был ответ? Ноль, ни одной. А почему так? Из-за того, что оружие неточное? О нет, оно было предельно точным. Они смогли бы уничтожить вот эту маленькую вещь здесь с высоты 25 000 футов. Проблема заключалась в том, что они не знали местонахождения установок. Проблема с бомбами и бочками с соленьями не в том, как попасть в бочку, а в том, как эту бочку найти. И эта задача всегда усложняется, когда речь заходит о войне.

Или возьмем противостояние в Афганистане. Использование какого оружия характеризует войну ЦРУ в северо-западном Пакистане? Беспилотные самолеты-дроны. Что такое дрон? Это внук бомбового прицела Норден. Это оружие поразительной точности. И в течение последних шести лет в северо-западном Пакистане ЦРУ запустило сотни ракет с дронов, использовав этих дронов чтобы ликвидировать 2000 предполагаемых пакистанских и талибских боевиков. И насколько же точны эти дроны? На самом деле это потрясает. Мы считаем, что дошли до 95 процентной точности попадания, когда речь идет об атаках с дронами. 95 процентов людей, которых мы убиваем, должны обязательно быть убитыми, так? Это одно из самых выдающихся достижений в истории современных методов ведения военных действий.

Но знаете, что в этом самое важное? В то же самое время, когда мы стали использовать этих дронов с поразительной точностью, число смертников и терактов направленных против американских военных сил в Афганистане выросло в десять раз. Мы научились все более и более эффективно убивать их, а они все больше и больше злятся и все с большим остервенением хотят убивать нас. Я рассказал вам не историю успеха. Я описал полную противоположность истории успеха.

И в этом-то и проблема, в нашей одержимости к вещам, которые мы создаем. Нам кажется, что вещи, которые мы создаем, могут решить наши проблемы, но наши проблемы намного сложнее. Дело не в том, насколько точны бомбы, а в том, как они используются, и намного важнее понять, стоит ли вообще к ним прибегать.

Есть постскриптум к истории Нордена, о Карле Нордене и его потрясающем бомбовом прицеле. Он в том, что 6-го августа 1945 года, бомбордировщик B-29 под названием Enola Gay пролетел над Японией и, используя бомбовый прицел Норден, сбросили очень большое термоядерное устройство на город Хиросиму. И, типично для бомбового прицела Норден, бомба отклонилась от цели на 800 футов. Но, конечно, это было неважно. И в этом заключается самая большая ирония, когда речь идет о бомбовом прицеле Норден. Авиационный прицел стоимостью 1,5 миллиарда долларов был использован для сбрасывания бомбы стоимостью в три миллиарда долларов, когда прицел вообще был не нужен.

А в это время в Нью-Йорке никто не рассказал Карлу Нордену о том, что его бомбовый прицел был задействован над Хиросимой. Он был преданным христианином. Он думал, что спроектировал что-то, что поможет уменьшить страдания на войне. А это разбило бы ему сердце.

(Аплодисменты)