Люси Хон
3,037,056 views • 16:05

Для начала хочу задать вам несколько вопросов. Если вы когда-нибудь теряли любимого человека, вам разбивали сердце, вы переживали болезненный развод, или вам изменяли, пожалуйста, встаньте. Если не можете встать, просто поднимите руку. Пожалуйста, стойте так и держите руку поднятой. Если вы пережили стихийное бедствие, над вами издевались, вас увольняли, встаньте. Если у вас был выкидыш, вы когда-нибудь делали аборт или боролись с бесплодием, пожалуйста, встаньте. Наконец, если вам или кому-то из ваших близких пришлось столкнуться с психическим заболеванием, слабоумием, какими-то физическими недостатками, самоубийством, пожалуйста, встаньте. Оглянитесь вокруг. Беда может случиться с каждым. Если вы живы, то вам придётся или уже пришлось пережить трудные времена. Спасибо всем, присаживайтесь.

Я начала изучать жизнестойкость десять лет назад в Пенсильванском университете в Филадельфии. Мне очень повезло, поскольку профессора́, у которых я училась, на тот момент подписали контракт на восстановление психического здоровья более миллиона американских солдат. Сложно себе представить более скептически настроенную аудиторию, чем американские сержанты, вернувшиеся из Афганистана. Для меня главная цель в жизни — брать лучшие результаты научных исследований из академических кругов и привносить их в повседневную жизнь. И это место вдохновляло меня.

Я закончила учёбу в Америке и вернулась домой, в Крайстчёрч, чтобы начать работу над докторской. Когда я едва приступила работе, в Крайстчёрче произошло землетрясение. Мне пришлось отложить всё и начать работу с местными жителями, чтобы помочь им пережить этот ужасный период после землетрясения. Я работала с разными организациями: от государственных ведомств до строительных компаний и разных общественных групп. Я учила людей практикам, повышающим жизнестойкость. Мне казалось, что это моё призвание, мой шанс извлечь пользу из всех этих исследований. Но, к сожалению, я ошибалась.

Настоящее испытание ждало меня в 2014 году на выходных в честь дня рождения королевы. Мы с двумя другими семьями решили спуститься к озеру Охау и на велосипедах добраться до океана. В последнюю минуту моя прекрасная 12-летняя дочь Эби решила поехать на машине со своей подругой Эллой, ей тоже было 12, и Салли, мамой Эллы, моей очень близкой подругой. На пути вниз, когда они пересекали Ракаию, на тропе Томпсона, под знак «стоп» пронеслась машина, врезалась в них моментально убив всех троих.

В мгновение ока я сама стала пострадавшей, проснувшись совершенно другим человеком. Вместо эксперта по жизнестойкости я вдруг стала скорбящей матерью. Я просыпалась, не понимая, кто я, пытаясь осознать это немыслимое событие. Мой мир разбился вдребезги. Внезапно я оказалась последней, кто в этом разбирается. И вот, что я вам скажу: мне совсем не нравилось то, что я слышала.

После смерти Эби нам сказали, что скорее всего нас ждёт отчуждение, что мы скорее всего разведёмся и находимся в зоне высокого риска развития психического расстройства. «Ого», — подумала я тогда, — «благодарю, но моя жизнь уже полное дерьмо».

(Смех)

В брошюрах описаны пять стадий горя: гнев, торг, отрицание, депрессия, принятие. Сотрудники «помощи потерпевшим» сказали, что вероятнее всего следующие пять лет мы будем скорбеть. Я хорошо знаю эти процедуры. Но из-за всех этих советов мы ощущали себя жертвами. Мы были совершенно потрясены происходящим и бессильны хоть как-то повлиять на нашу скорбь. Мне не нужно было рассказывать, насколько всё плохо. Поверьте, я уже знала, что всё на самом деле ужасно. Больше всего мне нужна была надежда. Мне нужно было пережить все эти страдания, боль и тоску. Больше всего мне хотелось быть активным участником своего горя.

В итоге я решила отказаться от их советов и вместо этого провести на себе что-то вроде эксперимента. Я провела исследование, у меня были инструменты, я хотела узнать, насколько эффективны они будут для меня теперь, в этой труднейшей ситуации. Сейчас я должна признаться — я действительно не знала, что из этого выйдет. Потеря ребёнка широко признаётся как тяжелейшая утрата. Но сейчас, пять лет спустя, я могу сказать: из проведённого мной исследования я узнала, что можно преодолеть невзгоды, что существуют действенные методы, что совершенно точно можно заставить себя думать и действовать так, чтобы помочь самому себе пережить трудный период.

Этому посвящены многочисленные исследования. Сегодня я поделюсь с вами тремя методами. Именно на них я опиралась, и они спасали меня в самые мрачные дни. Эти три приёма, лежащие в основе всей моей работы, доступны каждому, любой может им научиться, и вы узнаете о них прямо сейчас.

Первое: жизнестойкие люди знают, что в жизни бывает всякое. Они знают, что страдание — это часть жизни. Это не значит, что они приветствуют это, на самом деле они не чокнутые. Просто когда наступают тяжёлые времена, они, возможно, осознают, что страдание — часть человеческого существования. И благодаря этому знанию в моменты горя вы не чувствуете себя ущемлённым. Я никогда не думала: «Почему я?» Вообще-то я всегда думала: «Почему не я? Со мной могут произойти ужасные вещи точно так же, как и со всеми остальными. Это моя жизнь, спасение утопающих — дело рук самих утопающих». Настоящая трагедия заключается в том, что, похоже, мало кто из нас об этом помнит. Мы живём в такое время, где каждый имеет право на идеальную жизнь, когда яркие, счастливые фотографии в Инстаграме являются нормой, а в реальности, как вы все показали в начале моего выступления, всё как раз наоборот.

Вторая практика: жизнестойкие люди умеют хорошо расставлять приоритеты. Они имеют привычку реалистично оценивать ситуацию, и, как правило, им удаётся сосредоточиться на том, что они могут изменить, и как-то принять то, что им не под силу. Это жизненно важный навык, которому можно научиться. Мы, будучи людьми, отлично подмечаем угрозы и слабые стороны. В нас это заложено природой. Мы очень хорошо замечаем их. Отрицательные эмоции «липнут» к нам, при этом мы словно стеной ограждаемся от положительных.

Такое поведение на самом деле спасает нас и позволяет нам выжить с точки зрения эволюции. На минуту представьте себе пещерную женщину, которая, выходя утром из своей пещеры, видит с одной стороны саблезубого тигра, а с другой — прекрасную радугу. Заметить тигра — значит выжить. Проблема в том, что мы живём в такое время, когда угрозы сыпятся на нас целыми днями, и наш бедный мозг воспринимает каждую из этих угроз как того самого тигра. Мы воспринимаем все эти угрозы и постоянно находимся в состоянии стресса. Стойкие люди не умаляют негатив, но они находят способ настраиваться на хорошее.

Однажды, когда меня терзали сомнения, я отчётливо помню, как подумала: «Нельзя позволить им поглотить тебя. Ты должна выжить. Тебе есть ради чего жить. Выбери жизнь, а не смерть. Не теряй то, что имеешь, вдобавок к тому, что уже потеряла». В психологии мы называем это поиском выгоды. В моём дивном новом мире я пыталась найти вещи, за которые можно быть благодарной. Во всяком случае наша маленькая девочка не умерла от какой-то ужасной, затяжной болезни. Она умерла внезапно, мгновенно, избавив и нас, и себя от этой боли. Семья и друзья очень поддерживали нас, помогая это пережить. И самое главное: у нас оставались два прекрасных мальчика, ради которых нужно было жить, которые нуждались в нас, имея право на нормальную жизнь, которую мы могли им дать. Как было доказано учёными, способность переключать внимание на хорошее — очень эффективная практика. В 2005 году Мартин Селигман вместе с коллегами провёл эксперимент. Они опросили людей, попросив их подумать о трёх хороших вещах, которые происходят с ними в течение дня. За шесть месяцев исследования они обнаружили, что эти люди демонстрировали более высокий уровень благодарности, счастья и были меньше подвержены тревожным расстройствам. Когда вы переживаете горе, вам может понадобиться подтверждение или разрешение чувствовать себя счастливым. У нас на кухне висит ярко-розовый плакат, который напоминает нам «принять» хорошее. Например, в американской армии это сформулировано немного по-другому. Им советуют «охотиться» на позитив. Найдите то, что подходит вам, но, что бы вы ни делали, намеренно, целенаправленно постоянно настраивайтесь на хорошее.

Третья практика. Жизнестойкие люди спрашивают себя: «То, что я делаю, помогает или вредит мне?» В хорошей терапии это часто задаваемый вопрос. И он реально помогает. Это был самый частый вопрос, который я задавала себе после смерти девочек. Я спрашивала себя снова и снова. «Должна ли я пойти в суд и увидеть водителя? Это поможет мне или навредит?» Я над этим долго не думала — я не пошла. Но Тревор, мой муж, решил встретиться с водителем позже. Ночами я перебирала старые фотографии Эби, расстраиваясь всё больше и больше. Я спрашивала себя: «Тебе это помогает или вредит?» Отложи фотографии и ложись спать, позаботься о себе.

Этот вопрос можно задавать в разных ситуациях. Ваши действия помогают или вредят вам в вашем стремлении получить повышение, сдать экзамен, восстановиться после сердечного приступа? Во многих ситуациях. Я много пишу о жизнестойкости, и на протяжении многих лет эта практика получала больше положительных откликов, чем любая другая. Я получаю множество писем со всего мира, в которых люди говорят, как сильно это повлияло на их жизнь. Будь то прощение старых семейных грехов, разногласий прошлых лет, троллинг в социальных сетях или вопрос самому себе: «Нужен ли мне этот лишний бокал вина?» Когда вы спрашиваете себя о том, помогают ли вам ваши действия, мысли, поступки или причиняют вред, вы становитесь хозяином положения. Вы контролируете свои решения.

Три стратегии. Довольно простые. Они легко доступны каждому в любое время и в любом месте. Это намного проще, чем кажется. Жизнестойкость — не какая-то постоянная черта. Это не что-то труднодостижимое, что у одних людей есть, а у других — нет. От вас требуются очень простые действия. Просто желание попытаться.

Я думаю, у всех нас бывают моменты, когда наша жизнь делится на «до» и «после», когда мы думаем, что катимся в каком-то ужасном направлении, чего мы никогда не ожидали и конечно же не хотели. Это случилось со мной. Это было ужасно, невообразимо. Если вы когда-нибудь попадёте в такую ситуацию, когда кажется, что всё кончено, используйте мои советы и подумайте ещё раз. Я не стану притворяться, что это просто. Это не снимет боль полностью. Но за последние пять лет я действительно научилась тому, что такое мышление помогает. Больше, чем что-либо, оно показало мне, что можно жить и горевать одновременно. И за это я всегда буду благодарна.

Спасибо. (Аплодисменты)