Jim Fallon
2,854,535 views • 6:32

Я нейробиолог, профессор Университета Калифорнии. И на протяжении последних 35 лет я изучал поведение, на основе всего, начиная с генов, нейротрансмиттеров, допамина и так далее, вплоть до схемного анализа. Этим я обычно и занимаюсь. Но недавно я почему-то занялся другой темой. Все началось с того, что один из моих коллег попросил меня проанализировать головной мозг множества убийц-психопатов.

Примерно вот так выглядит мое обычное выступление. И вопрос таков: "Как же человек становится убийцей-психопатом?" Под убийцами-психопатами я подразумеваю этих людей, такого рода людей. И некоторые образцы мозга, которые я изучал, принадлежат известным вам людям. Когда я получал образцы, я не знал, чей конкретно мозг передо мной. Я работал слепым методом - то есть мне давали и образцы нормальных людей.

\ и получил достаточно статистических данных. Мы изучали предмет теоретически, на основе генетики, повреждений мозга, взаимодействия с окружающим миром - как конкретно работает этот механизм. Нас интересовало, где именно в мозгу происходит сбой, и какая его часть наиболее важна. Итак, мы изучали вот это. Взаимодействие генов, так называемый "эпигенетический эффект", повреждение головного мозга и внешние условия, и как все это связано между собой. И становление психопата, убийцы зависит от того, когда именно произошло повреждение. Это действительно очень точно определенный момент. Так появляются разные типы психопатов.

С этим мы согласны. А сейчас, просто чтобы показать вам закономерность. А она заключается в том, что у всех, кого я исследовал, у каждого из них, из этих убийц, серийных убийц, была повреждена глазнично-лобная кора мозга. Расположенная прямо над глазами, над глазницами, а также внутренняя часть височной доли. Все они имели это повреждение, но у каждого были и небольшие различия. У них были и другие виды повреждений мозга. Ключевой момент - это влияние генов насилия, таких как ген МАО-А.

И разновидность этого гена есть и у нормальных людей. У некоторых из вас. И это сцепленный с полом ген. Он содержится в Х-хромосоме. И в этом случае, его можно получить только от матери. Скорее всего именно поэтому в основном мужчины являются маньяками-убийцами, или они просто очень агрессивны. Потому что дочь может получить одну Х-хромосому от отца, вторую - от матери, эффект как бы ослабляется. Но сын может получить Х-хромосому только от своей матери.

Вот как это передается от матери сыну. Дело также и в избытке серотонина во время развития зародыша. Что довольно интересно, ведь серотонин должен оказывать успокаивающее и раслабляющее действие. Но если у вас есть этот ген, то в утробе ваш мозг купается в серотонине. И он целиком становится невосприимчив к нему. И в дальнейшей жизни он уже не работает.

Я уже выступал с этой темой в Израиле, как раз в прошлом году. И это навело меня на мысль. Теоретически для того, чтобы этот ген проявился в такой жесткой форме, вы должны пережить, в раннем детстве, в допубертатный период, нечто действительно травмирующее. Не легкий стресс, когда вас отшлепали один раз, а действительно видеть насилие, быть в него вовлеченным, с эффектом присутствия. Верно? Так работает зеркальная нейронная система.

И если у вас есть этот ген, и в определенной ситуации вы видите много насилия, этого достаточно для беды, полнейшей катастрофы. И что, как мне кажется, произойдет в тех частях мира, где постоянно царит насилие, так это появление поколений детей, насмотревшихся всей этой жестокости. И если бы я был юной девушкой в одной из этих стран, и искал бы себе бойфренда, я бы выбрал крутого парня, способного защитить меня. И проблема в том, что это ведет к концентрации таких генов. И теперь и мальчики, и девочки получают их. Я думаю, что после нескольких поколений мы будем сидеть на настоящей пороховой бочке.

В этом заключалась моя мысль. Но потом моя мать сказала мне: "Я слышала, что ты ездишь повсюду с лекциями о маньяках-убийцах. И говоришь так, словно сам из нормальной семьи." Я сказал: "О чем, черт побери, ты говоришь?" И она рассказала мне о нашей родословной. И, естественно, она винит во всем линию отца. Потому что в ее семье не было случаев насилия, а у моего отца были.

Она сказала: "Есть хорошая новость и плохая новость. Один из твоих родственников - Эзра Корнелл, основатель Корнеллского университета. А плохая новость в том, что твоей родственницей так же является Лиззи Борден."

Я сказал: "Ладно. Ну и что? Есть у нас Лиззи."

Она ответила: "Теперь самое плохое. Прочти эту книгу."

Вот эту историческую книгу, "Странное убийство." Первое убийство собственной матери сыном было совершено моим прапрапрапрапрапрадедом. Итак, это первый случай матереубийства. Это очень интересная книга - она об охоте на ведьм, и о том, как люди думали тогда.

Но это еще не все. С тех пор было еще семь мужчин по отцовской линии, Корнеллов, которые все были убийцами. Здесь поневоле призадумаешься, (Смех) потому что сам мой отец и три моих дяди во время Второй Мировой Войны отказались нести воинскую службу, все оказались трусишками. Но время от времени, трижды в сто лет, появляется очередная Лиззи Борден, и сейчас вроде как раз время. (Смех)

Мораль истории такова: не надо в чужом глазу соломину искать, когда в своем бревна не замечаешь. Хотя, скорее такова: [Надпись на слайде: Мне все равно, что обо мне известно миру. Лишь бы моя мама ничего не прознала.] (Смех) И мы вынуждены были принять меры. Теперь наши дети обо всем узнали. и похоже, что они в порядке. А вот наших внуков это может обеспокоить. И тогда я начал делать томографию мозга всем членам семьи. (Смех) Мы делали томографию, ЭЭГ и генетические анализы, чтобы знать, откуда ждать неприятностей. Как выяснилось, есть у нас родные брат и сестра, которые не ладят между собой. И их снимки совершенно одинаковые, у них одинаковое устройство мозга, одинаковые ЭЭГ. И они ближе всего подходят к схеме. Так что неприятности где-то возникнут. И мы не знаем, где и когда их ждать. Ну вот и все. (Смех)