Дуг Левинсон
2,312,390 views • 3:36

Если вы пробовали расплатиться за что-то листком бумаги, то могли попасть в неприятное положение, если, конечно, этим листком не была 100-долларовая банкнота. Но чем же эта банкнота настолько привлекательнее и ценнее другого листка бумаги? Всё-таки, с ней мало что можно сделать. Её не съешь, ничего из неё не построишь. А жечь их вообще незаконно. Так что же в них такого?

Конечно, ответ вам, возможно, известен. 100-долларовые банкноты печатает государство в качестве официальной валюты, каковой другие листки бумаги не являются. Но это только придаёт им юридическую силу. Ценность же их, с другой стороны, зависит от того, сколько их находится в обращении. На протяжении истории большинство валют, в том числе доллар США, были привязаны к ценным товарам, а их количество в обращении зависело от золотых и серебряных резервов государства. Но когда США отменили эту систему в 1971 году, доллары стали так называемыми фиатными деньгами, то есть не связанными ни с какими внешними ресурсами, а зависящими исключительно от политики властей, решающих, сколько валюты печатать.

Так какая же ветвь власти устанавливает эту политику? Исполнительная, законодательная или судебная? Как ни удивительно, ни одна из них! На самом деле, денежно-кредитную политику определяет независимая Федеральная Резервная Система, или Федрезерв, состоящая из 12 региональных банков в некоторых крупных городах страны. Её совет управляющих, назначаемый Президентом и утверждаемый Сенатом, подотчётен Конгрессу, а вся прибыль Федрезерва идёт в казну США. Но для недопущения влияния на Федрезерв ежедневных прихотей политиков он не подчиняется напрямую ни одной ветви власти.

Так почему бы Федрезерву просто не решить печатать деньги бесконечно, чтобы все были счастливы и богаты? Да потому что тогда деньги ничего не будут стоить. Задумайтесь о назначении валюты: её ведь обменивают на товары и услуги. Если общее количество валюты в обращении будет расти быстрее суммарной стоимости товаров и услуг в экономике, то каждой отдельной банкнотой их можно будет купить меньше, чем раньше. Это называется инфляция. С другой стороны, если поступление денег останется прежним, а производство товаров и услуг возрастёт, ценность каждого доллара будет расти в процессе, известном как дефляция.

Так что хуже? Слишком большая инфляция означает, что деньги, которые у вас в кармане сегодня, завтра будут стоить меньше, от чего вы захотите поскорее их потратить. И хотя это стимулирует бизнес, это ещё и способствует чрезмерному потреблению и запасанию таких товаров, как еда и топливо, что ведёт к росту их цен, дефициту для потребителей и ещё большей инфляции. Но при дефляции люди желают придержать свои деньги, а сокращение потребительских трат снизит доходы бизнеса, из-за чего возрастёт безработица и ещё больше сократятся траты, подстёгивая экономический спад. Поэтому большинство экономистов считают, что хотя при больших темпах оба явления опасны, небольшая стабильная инфляция необходима для подстёгивания роста экономики.

Федрезерв использует огромные массивы экономических данных, чтобы определять, сколько валюты должно быть в обращении с учётом темпов инфляции в прошлом, международных тенденций и уровня безработицы. Как и в сказке о трёх медведях, им нужно, чтобы цифры были в самый раз для стимулирования роста и поддержания занятости людей при недопущении пагубных темпов инфляции. Федрезерв определяет не только, сколько стоит бумага у вас в карманах, но ещё и ваши шансы устроиться на работу или сохранить текущую.