Билл Гейтс
38,585,256 views • 8:32

Во времена моего детства мы больше всего боялись ядерной войны. Поэтому в подвалах у всех были такие бочки с запасами воды и консервов. В случае ядерного удара мы должны были спуститься вниз, затаиться и выживать на этих запасах.

В наши дни самая большая угроза глобальной катастрофы выглядит уже не так. Теперь она выглядит вот так. Если что и способно уничтожить более 10 млн человек в ближайшие десятилетия, скорее всего это будет особо опасный вирус, а не война. Не ракеты, а микробы. Отчасти причиной этому служит тот факт, что мы тратим огромные деньги на средства ядерного сдерживания. При этом мы выделяем очень мало средств на предотвращение эпидемий. Мы не готовы к следующей вспышке эпидемии.

Давайте посмотрим на вирус Эбола. Уверен, вы все читали об этом в газетах — проблема невероятно трудная. Я внимательно следил за ней при помощи инструментов анализа, используемых для отслеживания результатов эрадикации полиомиелита. В данном случае проблема заключалась не в низкой эффективности системы, а в отсутствии системы как таковой. Не хватало самых простых и важных составляющих.

У нас не было готовых к работе эпидемиологов, которые бы поехали, исследовали болезнь и оценили уровень её распространения. Клинические отчёты у нас были только на бумаге. Отчёты опубликовали онлайн с большой задержкой, при этом они содержали массу неточностей. У нас не было медицинских бригад готовых к работе. Мы не владели методами подготовки специалистов. «Врачи без границ» отлично справились с координацией волонтёров. Тем не менее мы действовали гораздо медленнее, чем следовало, при отправке тысяч людей в пострадавшие регионы. А крупная эпидемия потребовала бы мобилизации сотен тысяч человек. В пострадавших регионах некому было проконтролировать процесс лечения. Никто не контролировал диагностику. Никто не понимал, как лечить. К примеру, можно было взять кровь выживших пациентов, обработать её и перелить плазму больным для защиты от вируса. Однако этот метод ни разу не применялся.

Было много упущений. На самом деле это был провал мирового масштаба. У ВОЗ есть средства для отслеживания эпидемий, но не для всего вышеописанного. В кинофильмах обычно всё по-другому. На помощь отправляется группа привлекательных эпидемиологов, они приезжают, всех спасают — но это чистой воды Голливуд.

Если как следует не подготовиться, следующая эпидемия может стать гораздо более смертоносной, чем Эбола. Давайте посмотрим на распространение Эболы в этом году. Погибло около 10 000 человек, почти все — в трёх странах Западной Африки. Болезнь не распространилась дальше в силу трёх причин. Во-первых, благодаря самоотверженности медицинских работников. Они находили больных и не давали им заразить остальных. Во-вторых, из-за особой природы этого вируса. Эбола не передаётся по воздуху. Когда инфицированные становятся заразными, они уже настолько плохи, что не встают с постели. В-третьих, болезнь не дошла до многих городских территорий. Простое везение. Если бы Эбола попала в большее число городов, заболеваемость была бы гораздо выше.

В следующий раз удача может нам уже не улыбнуться. Это может оказаться вирус, при котором заразные больные чувствуют в себе силы для путешествия на самолёте или похода в магазин. Вирус может быть природного характера, как Эбола, а может быть создан биотеррористами. Так что существуют факторы, способные сделать ситуацию в тысячу раз опаснее.

Давайте посмотрим на модель распространения вируса по воздуху, как это было с испанкой в 1918 году. Ситуация может развиваться вот так: инфекция распространится по планете очень и очень быстро. Как видите, от испанки погибло более 30 млн человек. Это серьёзная проблема. К ней нельзя относиться равнодушно.

Но мы в состоянии создать действительно эффективную систему реагирования. В нашем распоряжении научные и технические достижения, о которых я говорил ранее. У нас есть мобильные телефоны. С их помощью мы получаем и распространяем информацию в обществе. У нас есть спутниковые карты для отслеживания перемещения населения. Биологические исследования не стоят на месте, и скоро нам нужно будет гораздо меньше времени на изучение патогена и разработку медикаментов и вакцин для борьбы с ним. То есть инструменты у нас есть, но нам необходимо внедрить их в глобальную систему здравоохранения. Мы должны быть готовы.

Самые лучшие уроки можно извлечь из опыта подготовки к войне. Солдаты находятся в состоянии боевой готовности постоянно. У нас есть военные запаса, за счёт которых можно увеличить армию. НАТО имеет мобильные подразделения, способные к ускоренному развёртыванию. НАТО проводит множество учений для проверки боевой подготовки. Проверяются знания о горючих химикатах, тыловой работе и радиочастотах. Поэтому они находятся в полной боевой готовности. Для борьбы с эпидемиями нам нужно примерно то же самое.

Что имеет первостепенную важность? Во-первых, нужно создать сильную систему здравоохранения в бедных странах, где есть все условия для безопасных родов, и каждый младенец вакцинирован. Эти страны первыми столкнутся со вспышкой эпидемии. Нам нужен резерв медицинской службы: люди со специальной подготовкой, готовые помочь, обладающие знаниями. Нам нужно объединить усилия этих людей с усилиями военных, используя их способность к быстрому реагированию, их знания о логистике и их опыт организации безопасных зон. Нужно проводить учения — не военные, а бактериологические, чтобы выявить уязвимые места. Последний раз бактериологические учения проводились в США в 2001 году, и там всё не было так гладко. Пока что счёт в этой игре 1:0 в пользу микробов. Наконец, нам нужны продвинутые разработки в области вакцинации и диагностики. Тут есть большие прорывы, например, аденоассоциированный вирус, способный помогать очень быстро.

У меня нет точных цифр, отражающих возможные затраты, но я уверен, что они очень скромны, учитывая потенциальную опасность. Всемирный банк подсчитал, что глобальная эпидемия гриппа приведёт к падению мирового благосостояния более чем на 3 триллиона долларов и потере многих миллионов жизней. Подобные вложения обещают значительные преимущества не только в борьбе с эпидемиями. Развитие неотложной медпомощи, научные разработки — всё это способно сделать здравоохранение доступнее, а мир — справедливее и безопаснее.

Я считаю, на этом нужно сосредоточиться в первую очередь. Не надо паниковать. Нет нужды запасаться макаронами и прятаться в подвале. Но пора браться за дело, потому что время не ждёт.

На самом деле, Эбола преподала человечеству хороший урок: она послужила нам ранним оповещением, предупредительным сигналом. Если мы начнём готовиться сейчас, мы будем во всеоружии.

Спасибо.

(Аплодисменты)