Alison Jackson
745,481 views • 17:36

Я современный художник и делаю выставки в галереях и музеях. Я демонстрирую фотографии и фильмы, а также делаю телевизионные программы, книги и рекламу. Все с одной идеей. Она основана на нашем увлечении знаменитостями, всем, что с ними связано, и важности изображения. Фотография рождает знаменитость.

Итак, я начну с того, как я стала работать над этой идеей семь лет назад, когда умерла принцесса Диана. Казалось, Британия остановилась в день или момент её смерти, и люди массово оплакивали смерть принцессы. Я была потрясена этим явлением. И я задумалась над тем, возможно ли довольно грубо физически избавиться от образа Дианы. Поэтому я взяла ружье и начала стрелять по фотографии Дианы. Но я не смогла стереть её из памяти, и, конечно, она не исчезла из общественного сознания. Напряжение нарастало. Мне казалось, что пресса писала о её смерти, как о порнографии: вроде того, какая часть артерии оторвалась от какой части тела и как именно она умерла на заднем сидении машины. Я была заинтригована этим массовым вуайеризмом. Поэтому я сделала эти довольно кровавые фотографии.

После этого я продолжала размышлять над тем, смогу ли я заменить чем-нибудь её образ. Поэтому я нашла двойника Дианы, поставила её в нужную позу, сфотографировала с нужной стороны и создала нечто, что существовало в воображении общественности. Чтобы люди начали задавать себе вопросы, собиралась ли она выйти замуж за Доди, любила ли она его, была ли она беременна, хотела ли она его ребёнка и была ли она беременна в момент смерти. Итак, я сделала фотографию Дианы, Доди и их воображаемого ребёнка. Фотография была опубликована, чем мгновенно вызвала огромный общественный протест.

Я в ответ продолжила критиковать прессу и изображения в прессе. Я начала делать фотографии, как в газетах: нечёткие, снятые сквозь дверной проем и так далее, чтобы взбудоражить общественность или зрителя ещё больше, пытаясь заставить зрителя осознать его собственный вуайеризм. Это фотография Дианы, которая смотрит, как Камилла целует её мужа. Это была серия фотографий. В галереях они демонстрируются как здесь, в виде серии, и то же самое с изображениями ребёнка Дианы и Доди. Это другая инсталляция в галерее.

Я особенно интересуюсь тем, как мы не можем доверять тому, что видим. Например, это Джейн Смит и Джо Блогс, но вы думаете, что это Камилла и королева. Я восхищена тем, как то, что мы считаем настоящим, необязательно им является, и камера может врать. И становится очень просто говорить неправду, используя массированную бомбардировку изображениями. Итак, я продолжила работать над проектом о том, как фотография соблазняет нас и оказывается интереснее, чем сам предмет обсуждения. И в то же время она отдаляет нас от предмета обсуждения.

И этот процесс будоражит воображение. Поэтому изображение становится раздражителем и вызывает желание и вуайеризм. Вы сильнее хотите то, что не можете получить. На фотографии нет реального субъекта, и это заставляет вас ещё больше желать этого человека. И, я думаю, это то, как действуют журналы о знаменитостях. Чем больше фотографий знаменитостей вы видите, тем больше вы думаете, что вы их знаете. Но вы их не знаете, поэтому вы хотите узнать их лучше.

Конечно, королева часто ходит в свои конюшни, чтобы посмотреть на лошадей, которые... чтобы посмотреть на лошадей. (Смех) Потом я сделала следующую фотографию. В английском языке есть выражение: «Невозможно представить королеву на горшке». Я попыталась представить. И вот фотография.

Все эти изображения наделали много шума. И я была объявлена омерзительным художником. Пресса писала об этом, выделяя целые страницы о том, как все это ужасно, что я нашла очень интересным - получился замкнутый круг. Я критиковала прессу и то, что мы узнаем факты и информацию только из прессы, потому что мы не знаем людей лично. Только некоторые из нас знают этих людей лично. Но это возвращалось в прессу, они публиковали, и достаточно эффективно, мои непристойные работы. И эти газеты, таблоиды, споры — все были насчёт моих работ. Фильмы были запрещены ещё до того, как люди смогли их посмотреть. Политики были вовлечены. Все, что только возможно, отличные заголовки.

Потом, вдруг, мои работы стали появляться на первых полосах. Меня просили и платили деньги, чтобы я сделала обложки. Неожиданно я стала желанной, что тоже было захватывающе для меня. Как одно время это было противно: журналисты врали мне, чтобы получить моё интервью или фотографию, говоря, что мои работы замечательны, а в следующую минуту появлялись ужасные заголовки обо мне. Но потом всё неожиданно изменилось.

И я начала сотрудничать с журналами и газетами. Например, эта фотография пошла в «Татлер». А это было изображение для другой газеты. Вообще-то это была первоапрельская шутка, но некоторые до сих пор этому не верят. Недавно я сидела рядом с кем-то за ужином, и он рассказывал, что есть отличная фотография королевы, сидящей рядом с букмекерской конторой Уильям Хилл. Они думали, что фотография настоящая.

В то же время я изучала преувеличение значения знаменитостей, и Диану, и Мэрилин, и важность знаменитостей в нашей жизни. Как они внедряются в коллективное сознание, так что мы даже не замечаем этого, и как это должно происходить. Я даже наряжалась, как знаменитость. Это я в образе Дианы. Я думаю, здесь я выгляжу как серийный убийца Майра Хиндли. (Смех) А это я в образе королевы. Затем я стала делать фотографии о Мэрилин, самой великой иконы всех времён. И пыталась дразнить зрителя, фотографируя сквозь дверные проёмы, жалюзи и так далее. И показывая только определённые стороны, чтобы создать реальность, которая, очевидно, была полностью придумана. Это двойник, поэтому работа по преображению была огромная. Она совсем непохожа на Мэрилин. Но к тому времени, когда мы одели её, надели парик и нанесли макияж, она стала точной копией Мэрилин до такой степени, что даже муж не смог её узнать, или узнать двойника на этих фотографиях, что мне кажется очень интересным. Итак, все эти работы демонстрируются в галереях. Потом я сделала книгу. В то же время я делала телесериал для Би-би-си. Кадры сериала пошли в эту книгу.

Были и юридические сложности, потому что все выглядит настоящим, как избавиться от этого чувства? Потому что, очевидно, это критика нашей культуры сегодня, когда мы не можем сказать наверняка, что настоящее. Когда мы смотрим на что-то, как понять, настоящее оно или нет? Поэтому с моей точки зрения, важно публиковать это, но, в то же время, оно вызывает замешательство, провоцируемое мной умышленно, но проблематичное для любого издания, которое со мной сотрудничает. Поэтому на всём, что я делаю, поставлено предупреждение, и я пишу примечания обо всех европейских или британских знаменитостях и комментарии о наших общественных деятелях. Например, насколько близок Тони Блэр с его наставником моды в личной жизни? Я также имею дело с тем, какими мы представляем бин Ладена, Саддама Хусейна и связь их с ситуацией перед войной в Ираке. И что случится с монархией, потому что очевидно, что британская общественность, я думаю, предпочтёт на троне Уильяма Чарльзу.

Это то пожелание или мечта, которые я пытаюсь выразить в моих работах. Я не очень-то заинтересована в самих знаменитостях. Я интересуюсь тем, какими мы представляем знаменитостей. С использованием двойников, они так талантливы, что вы не поймёте, знаменитость это или нет.

Я делала рекламную кампанию для «Швеппса», который принадлежит «Кока-коле», и это было очень интересно с юридической точки зрения. Это коммерческий проект. Но мне было сложно, потому что это моё произведение искусства. Стоит ли мне заниматься рекламой в то же время? Поэтому я удостоверилась в том, что искусство вне опасности и целостность работы сохранилась. Но значение изменилось, в том смысле, что теперь на работе был логотип, вы ограничиваете диапазон толкований, чтобы продать продукт, и это всё, что вы делаете. Когда вы снимаете логотип, вы делаете толкования возможными и работу неоднозначной. В отличие от однозначности в случае рекламы.

Вообще-то это очень интересная фотография, мы сделали её три года назад, это Камилла в свадебном платье, и эту фотографию мы использовали снова незадолго до её свадьбы. Тони Блэр и Шери. И снова законы - нам нужно быть очень аккуратными. Очевидно, что это широкая коммерческая кампания, поэтому фраза: «шшш... вы знаете, вообще-то это не они», — была написана на всех изображениях. И Маргарет Тэтчер, навещающая Джеффри Арчера в тюрьме.

Позже универмаг «Селфриджис» попросил сделать для них серию витрин. Поэтому я соорудила сауну в одной из их витрин и создала небольшие сцены, живые сцены с двойниками в витринах, и окна выглядели запотевшими. Это Тони Блэр, читающий и повторяющий речь. Вместе с Кэрол Кэплин они занимаются йогой внутри, Свен развлекается с Ульрикой Джонссон, с которой у него был роман в то время. Это был грандиозный успех для них, потому что фотографии попали в прессу на следующий день. В газеты всех форматов. Это приводило к скоплению людей, что было проблематично, потому что полиция продолжала делать всё, чтобы заставить людей разойтись. Но было очень весело, было здорово делать такое представление. Люди тоже фотографировали, поэтому все эти изображения были разосланы по всему миру с огромной скоростью. Пресса брала у меня интервью, я подписывала мою книгу. (Смех).

Следующее изображение: я делаю новую книгу совместно с издательством «Ташен», и моя цель — мировой рынок. Моя предыдущая книга была только для британского рынка. Я согласна, это можно назвать смешным. Я пришла из некомической области, вы знаете, с серьёзными намерениями. Но неожиданно мои работы смешные. Я считаю, что это неважно, что мои работы считаются смешными, в каком-то смысле, это способ показать важность изображений, и то, как мы считываем информацию с изображений. Это чрезвычайно быстрый способ получения информации. И чрезвычайно сложный, если он составлен правильно, есть техники составления портретных изображений.

Я имею в виду, что эта фотография, например, очень точная, потому что показывает именно то, что Элтон может делать в частной жизни, а также что может происходить с Саддамом Хусейном или Джорджем Бушем, читающим Коран вверх ногами. Например, Джордж Буш практикуется в стрельбе, стреляя в бин Ладена и Майкла Мура. Потом вы меняете фотографию, в которую он стреляет, и неожиданно это становится довольно жестоким и, возможно, менее понятным. (Смех). Тони Блэр служит подставкой для посадки на лошадь. Рамсфелд и Буш смеются, а позади них фото из Абу-Грейб, и важность или интеллект Буша. А также критика того, что остаётся за кадром, как, например то, что происходит в тюрьмах. И что Джордж Буш и Тони Блэр на самом деле наслаждаются жизнью во время всего этого.

И действительно критика основана на том, какими мы представляем знаменитостей, например, что Джек Николсон может делать в личной жизни. И тот факт, что он, придя в ярость на дороге, однажды ударил другого водителя клюшкой для гольфа. Крайне сложно найти двойников, поэтому я постоянно подхожу к людям на улице и приглашаю их прийти и стать персонажем одной из моих фотографий или фильма. А иногда приглашаю и настоящую знаменитость, ошибочно приняв её за человека, который просто выглядит, как знаменитость, что заставляет меня краснеть. (Смех).

Также я сотрудничала с «Гардиан», делая фото на актуальные темы, страница в неделю в их газете, и было очень интересно работать над темами. Итак, Джейми Оливер и школьные обеды, Буш и Блэр, испытывающие трудности, будучи бок о бок с мусульманской культурой, разногласия насчёт охоты и королевская семья, которая отказывается прекратить охотиться. Проблемы цунами. И, конечно, Гарри. Мнение Блэра о Гордоне Брауне, что я нахожу очень интересным. Конди и Буш. Я решила показать эту фотографию с оговоркой. Я сделала её год назад, а как изменился смысл, и ужасные события, которые произошли. Но важнее этого страх, который прятался в нашем сознании. Поэтому год назад я сделала эту фотографию. И что она значит сегодня. Итак, я заканчиваю и предлагаю вам посмотреть эти клипы.

Крис Андерсон: «Спасибо».