Мерон Грибец
1,741,404 views • 10:54

Современные компьютеры настолько удивительны, что мы не замечаем, насколько они на самом деле ужасны. Сегодня я хотел бы обсудить с вами эту проблему и то, как её можно решить с помощью нейробиологии. Для начала я хотел бы перенести вас в морозную ночь 2011 года в Гарлеме, которая оказала на меня глубокое влияние. Я сидел в забегаловке рядом с Колумбийским университетом, где я изучал компьютерные науки и нейробиологию, и вёл продолжительный диалог с однокурсником о достоинствах голограмм, которые однажды заменят компьютеры. И в тот момент, когда разговор подошёл к кульминации, конечно же, загорелся экран его телефонa. Он достал его, и, глядя вниз, начал печатать сообщение. Затем посмотрел на меня и сказал: «Ты продолжай рассказывать, я слушаю». Но, разумеется, он больше не был сфокусирован, и разговор утратил смысл. И тут я заметил другого студента, державшего свой телефон экраном к публике. Он листал какие-то снимки в Instragram, и его публика истерически смеялась. И эта двойственность между тем, как паршиво себя чувствовал я, и как радовались они одному и тому же предмету технологии, заставила меня задуматься. Чем больше я думал об этом, тем ясней понимал, что в данной ситуации виной всему не цифровая информация, а лишь положение дисплея, которое отдаляет меня от друга и сближает тех ребят. Понимаете, они были объединены вокруг чего-то, совсем как наши предки, развившие свои социальные навыки, рассказывая истории вокруг костра. Это как раз то, что должны делать вещи, я думаю. Они должны расширять наши тела. Компьютеры же влияют как раз обратным образом. Неважно, отправляете ли вы письмо своей жене или сочиняете симфонию, или же просто утешаете друга, это осуществляется одним и тем же способом. Вы горбитесь над этими прямоугольниками, возитесь с кнопками, меню и другими прямоугольниками. Я думаю, это путь в никуда, мне кажется, мы можем начать использовать более естественные машины. Машины, которые возвращают нашу деятельность обратно в мир. Нужно внедрить машины, использующие принципы нейробиологии, чтобы расширить наши чувства, а не идти против них. Так уж случилось, что у меня есть такая машина. Она называется Meta 2. Давайте её испробуем. Сейчас я вижу перед собой аудиторию и свои руки. И через три, две, одну секунду мы увидим, как передо мной появится иммерсивная, очень реалистичная голограмма очков, которые на мне надеты. И, разумеется, тут можно совершать покупки или учиться, и я использую руки, чтобы маневренно управлять тем, что вижу. Я думаю, Железный человек гордился бы. Мы вернёмся к этому совсем скоро. (Аплодисменты) Если вы такие же как я, у вас в голове заверетелись идеи всех тех возможностей, которые доступны с подобной технологией. Вот несколько примеров. Моя мама архитектор, поэтому первое, о чём я подумал, это планирование здания в 3D-пространстве вместо привычных двумерных планов этажей. Она сейчас касается чертежей и выбирает декор интерьера. Всё это было снято с помощью GoPro через эти самые очки. А следующий метод использования для меня очень личный, это проект стеклянного мозга профессора Адама Газзалея из Калифорнийского университета. Будучи студентом нейробиологии, я всегда фантазировал о машине, которая помогает изучать и запоминать сложные структуры мозга, о машине, с которой я могу трогать и управлять разными структурами мозга. То, что вы видите сейчас, называется «дополненная реальность», но для меня это отрывок гораздо более важной истории о том, как мы можем начать расширять наши тела с помощью цифровых устройств, а не наоборот. Теперь… Я думаю, в ближайшие годы человечеству предстоит пережить изменения. Мы будем накладывать слой цифровой информации на реальный мир. Только представьте, что бы это значило для рассказчиков, для художников, для нейрохирургов, для дизайнеров интерьера и, возможно, для всех присутствующих. Мы, как общество, должны попытаться представить то, как мы можем создать эту новую реальность так, что она расширит человеческий опыт, вместо того чтобы превращать реальность в игру или загромождать её цифровой информацией. Вот к чему я искренне стремлюсь. Сейчас я хочу поведать вам маленький секрет. Через пять лет — это не самое маленькое устройство. Через пять лет оно будут выглядеть как стеклянная оправа очков, проецирующая голограммы. И точно так же, как нас не беспокоит, какой телефон купить с точки зрения его комплектующих, — мы опираемся на операционную систему — как нейробиолог, я всегда мечтал создать iOS разума. И очень-очень важно сделать это правильно, потому что мы, возможно, будем жить внутри этого столько, сколько мы жили с графическим интерфейсом пользователя в Windows. И я не знаю, как вас, но меня пугает идея жить внутри Windows. (Смех) Чтобы выделить единственный наиболее интуитивный интерфейс из бесконечности, мы полагаемся на нейронауку в вопросах проектирования, вместо того чтобы позволить разработчикам решать в переговорной. Принцип, вокруг которого мы все вращаемся, называется «нейронный путь наименьшего сопротивления». На каждом шагу мы подключаем iOS мозга к нашему, впервые на условиях нашего мозга. Другими словами, мы пытаемся создать компьютер с нулевой кривой обучаемости. Мы строим систему, пользоваться которой вы всегда умели. Вот три принципа конструирования, которыми мы руководствуемся в этом новейшем виде пользовательского опыта. Первый и наиболее важный: вы есть операционная система. Традиционные файловые системы сложны и абстрактны, и они заставляют наш мозг раскодировать их. Мы идём против нейронного пути наименьшего сопротивления. Тем временем, в дополненной реальности, вы, разумеется, можете разместить голографическую панель TED с одной стороны и голографическую почту с другой; ваша пространственная память эволюционировала достаточно, чтобы смоделировать их. Вы можете разместить голограмму Tesla, которую намерены купить, или любую марку, которую моя команда юристов сказала мне здесь разместить. (Смех) Отлично. И ваш мозг знает точно, как вернуть всё обратно. Второе правило интерфейса мы называем «дотронься, чтобы увидеть». Что делают дети, когда видят что-то, что их заинтересовало? Они пытаются потрогать это. Это именно то, как должна работать естественная машина. Наша зрительная система получает существенный импульс от чувства, которое мы называем «проприорецепция», — это ощущение наших частей тела в пространстве. Касаясь того, что мы делаем, мы сможем не только лучше его контролировать, но и глубже понимать. Отсюда — дотронься, чтобы увидеть. Но недостаточно испытать это в одиночку. Мы по своей природе социальные приматы. Это приводит нас к третьему принципу, голографическому костру из нашей первой истории. Наша зеркально-нейронная подсистема подсказывает, что мы можем соединяться друг с другом и со своим занятием гораздо лучше, если видим лица и руки друг друга в 3D. Если вы посмотрите видео позади меня, вы увидите двух пользователей Meta, манипулирующих одной голограммой, создавая зрительный контакт, вместе работая с этой вещью, вместо того чтобы отвлекаться на внешние устройства. Давайте продолжим и попробуем сделать это с учётом нейробиологии. Опять же наш любимый интерфейс, iOS разума. Сейчас я сделаю шаг вперёд, возьму эти очки и положу их на стол. Я здесь с вами, мы связаны. Моя пространственная память срабатывает, и я могу взять их и вернуть их обратно, и это напоминает мне, что я есть операционная система. Сейчас моя проприоцепция работает, я могу взять и разбить эти очки на тысячи деталей и коснуться сенсора, который в данный момент сканирует мою руку. Но недостаточно видеть это в одиночку, поэтому через секунду мой соучредитель Рэй сделает 3D-звонок: Рэй? (Звонок) Привет Рэй! Как дела? Я вижу этого парня полностью в 3D. Он фотореалистичен. (Аплодисменты) Спасибо! Моя зеркально-нейронная система подсказывает, что это заменит телефоны очень скоро. Рэй, как дела?

Рэй: Отлично! Сегодня мы в прямом эфире. (Аплодисменты) МГ: Рэй, сделай нам подарок — голографический мозг, который мы видели в видео ранее. Ребята, это изменит не только телефоны, но и то, как мы взаимодействуем. Спасибо большое. Спасибо, Рэй. Рэй: Не за что. (Аплодисменты) МГ: Итак, ребята, это откровение, которое пришло ко мне в том баре в 2011 году: будущее компьютеров не заключено внутри этих экранов. Оно тут, внутри нас. (Аплодисменты) Одно убеждение, которое я могу передать вам сегодня, это то, что естественная машина — это не выдумка будущего, это происходит сейчас, в 2016 году. Вот почему мы, сотня сотрудников Meta, включая административный персонал, членов руководства, дизайнеров и инженеров — до конференции TED2017 намерены выбросить внешние мониторы и заменить их поистине и абсолютно естественной машиной. Спасибо вам большое. (Аплодисменты) Спасибо. Спасибо вам. Крис Андерсон: Помогите мне разобраться с одной вещью, поскольку было показано несколько демонстраций дополненной реальности за последний год или около того. И иногда назревают дебаты среди технологов насчёт того, действительно ли мы видим реальные вещи на экране? Ведь существует проблема поля зрения, и каким-то образом технология даёт более широкий обзор, нежели мы фактически могли бы увидеть, надев эти очки. Мы увидели нечто настоящее? Мерон Грибец: Абсолютно! Кроме того, мы приняли дополнительные меры, чтобы снимать через настоящий объектив GoPro в различных видео, показанных здесь. Мы хотим попытаться симулировать мировосприятие, которое мы по-настоящему видим через эти очки, не идя в обход правил. КА: Большое спасибо, что показали нам это.

МГ: Спасибо.