Danny Hillis
1,370,705 views • 12:31

В этом справочнике содержатся имена всех тех, у кого в 1982 году был адрес электронной почты. (Смех) На самом деле, этот справочник меньше, чем кажется. В нем человек 20 на страницу, и для каждого из них указаны имя, адрес и телефон. А ещё все перечислены дважды: по имени и по адресу электронной почты. Это было очень маленькое сообщество. Тогда на весь интернет было всего два других Дэнни. Я знал обоих. Конечно, мы все не были знакомы лично, но мы доверяли друг другу. Доверие пронизывало всю сеть. Мы были уверены, что можем полагаться друг на друга в наших начинаниях.

Приведу наглядный пример такого доверия — расскажу о том, как в ту пору регистрировались доменные имена. Так вышло, что я зарегистрировал третье доменное имя в интернете. Я мог выбрать любое имя, кроме, конечно, bbn.com и symbolics.com. Я выбрал think.com, и подумал, что существует великое множество интересных имён. Может, мне следует зарегистрировать парочку на всякий случай. А потом я решил, что это будет не очень вежливо с моей стороны.

(Смех)

В ту пору людям было свойственно брать только то, что им было нужно. Дело было не только в людях. Такой принцип являлся краеугольным камнем самого интернета. Основной принцип IP, или протокола интернет, принцип работы межсетевого обмена данными можно описать фразой: «От каждого по способности — каждому по потребности». То есть, если у вас есть лишняя пропускная способность, вы передадите чьи-то данные. Или если у кого-то есть лишняя пропускная способность, этот кто-то передаст данные вам. При такой системе люди зависят друг от друга. На этом всё строилось. Забавно, что такой коммунистический принцип лёг в основу системы, разработанной в годы Холодной войны Министерством обороны. Очевидно, что идея прижилась. Мы все свидетели того, во что превратился интернет. Задумка оказалась невероятно успешной.

Настолько успешной, что в наши дни при всём желании невозможно создать справочник, подобный этому. По моим грубым подсчётам, сейчас такой буклет был бы 40 км толщиной. Разумеется, такой справочник не создать. Мы не знаем имена всех людей в интернете, не знаем их электронные адреса. Даже если бы мы знали их имена, я более чем уверен, что они не оценили бы идею открытой публикации их имени, адреса и телефона.

Сейчас в интернете много мошенников. Мы пытаемся справиться с этим путём изоляции наших сообществ, создания безопасных подсетей, сетей VPN, то есть небольших групп, которые не являются интернетом, но созданы из похожих блоков. Мы всё ещё строим такие сети на тех же принципах доверия, что и раньше. Это делает нас уязвимыми к определённого рода ошибкам или целенаправленным атакам. Хотя случайные ошибки тоже могут иметь серьёзные последствия.

К примеру, недавно в Азии невозможно было зайти на YouTube, потому что Пакистан допустил ошибку в алгоритме цензуры YouTube в рамках своей внутренней сети. Пакистан, конечно, не планировал отключить доступ для всей Азии: просто так получилось, потому что сетевые протоколы так работают. Или вот, другой пример, который, возможно, коснулся многих из вас. Пару лет назад все авиарейсы к западу от Миссисипи были задержаны, потому что в Солт-Лейк-Сити в одном единственном маршрутизаторе была ошибка. Вы же не могли предположить, что наша гражданская авиация зависит от интернета. В некотором смысле, нет, не зависит. Я поясню это чуть позже. Однако факт остаётся фактом — люди не могли вылететь из-за того, что с интернетом что-то было не так, из-за неполадки с маршрутизатором.

Подобные явления случаются всё чаще. Вот что случилось в прошлом апреле. Вдруг, огромная доля потока данных в интернете, включая трафик военных учреждений США, стала переадресовываться через Китай. В течение нескольких часов весь трафик шёл через Китай. Конечно, China Telecom утверждает, что это было досадное недоразумение, и, вероятно, так оно и было с учётом устройства системы. Но, быть может, кто-то мог допустить такого рода ошибку намеренно. Это лишний раз доказывает, насколько уязвим интернет к случайным ошибкам. Представьте, насколько он уязвим к намеренным атакам.

Теперь если кто-то захочет нанести удар по США или западным странам, им не понадобятся танки. Танки не нужны для победы. Просто нужно будет провернуть что-то очень похожее на атаку, нанесённую по ядерному объекту в Иране. Никто не взял на себя ответственность за неё. Тот ядерный объект представлял собой фабрику с промышленными станками. Никто даже и не думал, что он тоже является частью интернета. Все думали, что объект отключен от интернета. Тем не менее, кому-то удалось пронести туда USB-накопитель и установить программу, которая делает так, что центрифуги самоуничтожаются. Такая программа может разрушить нефтяной или фармацевтический завод, фабрику полупроводников. Я думаю, вы часто видите в газетах статьи, посвящённые кибератакам и методам защиты от них.

Суть в том, что наши усилия в основном сосредоточены на защите компьютеров в интернете, но почему-то не на защите самого интернета как средства коммуникации. Думаю, нам нужно направить больше энергии именно в это русло, потому что интернет — довольно хрупкая система. В годы, когда всё только начиналось, когда ещё была сеть ARPANET, бывало, что система полностью выходила из строя из-за ошибки в одном единственном процессоре сообщений. Ведь как устроен интернет? Маршрутизаторы обмениваются данными о том, как они могут доставить сообщения адресатам. А этот процессор сообщений из-за неисправности в карте, вдруг решил, что может передавать сообщения адресатам в отрицательном времени. Иными словами, доставить сообщение раньше, чем оно было отправлено. Конечно, чтобы как можно быстрее доставить сообщение любому адресату, нужно было просто переслать его этому процессору, который просто отправил бы его назад в прошлое и доставил бы раньше всех. Таким образом, все сообщения в интернете стали переадресовываться на этот узел — образовалась пробка. Система рассыпалась. Любопытно, что администраторы могли исправить ситуацию, но для этого им нужно было отключить весь интернет. Разумеется, в наши дни это просто немыслимо. Выключить всё? Это как позвонить в службу поддержки вашего поставщика интернета, но только мирового уровня.

На самом деле в наши дни выключить всё невозможно по ряду причин. Во-первых, для связи многие компании используют IP-телефонию или Skype, то есть подключены к сети интернет. Самые разные сферы нашей жизни всё больше зависимы от интернета. Когда вы вылетаете из аэропорта, вы даже не думаете о том, что для этого вы воспользовались интернетом. Когда вы заправляете бак бензином, вы не думаете, что вы воспользовались интернетом. Повсеместно всё новые и новые системы подключаются к сети интернет. Интернет, разумеется, пока не является фундаментом большинства таких систем, но уже используется ими для выполнения служебных и административных функций. Возьмём, к примеру, сотовую связь, которая на данный момент довольно независима от интернета. Интернет начинает постепенно проникать в неё и используется для выполнения некоторых управляющих функций. К тому же, внедрение принципов работы интернет представляется заманчивым — это эффективно, дёшево и можно легко повторить. Таким образом, всё больше систем переходят к внедрению одной и той же технологии, становятся зависимыми от неё. Даже космические корабли теперь используют протоколы интернет для связи между одним концом корабля с другим. С ума сойти. Интернет не предназначался для таких вещей.

Мы создали систему, в которой нам понятны функции всех её частей. Но мы используем эту систему совсем не так, как задумывалось. Эта система разрослась до размеров, на которые не была рассчитана. Никто толком не осознает все ниши, в которых интернет теперь используется. Интернет превращается в одну из развивающихся систем, типа финансовой, части которой мы создали сами, но теперь никто толком не понимает, как она работает, не знает всех нюансов, не может предсказать её поведение. Если вам встретится эксперт в области интернета, который утверждает, что он знает, как может себя повести интернет, относитесь к нему с той же долей скепсиса, что и к экономисту, говорящему об экономике, или метеорологу, предсказывающему погоду. Эксперты делают выводы на основе известных им фактов, но интернет меняется так быстро, что даже эксперты не владеют полной картиной происходящего. Если вы увидите такой график об интернете, знайте — это просто чьё-то предположение. Никто не знает, что интернет представляет собой сейчас, потому что он не такой, каким был ещё час назад. Сеть постоянно меняется. Постоянно перестраивается.

Думаю, проблема тут заключается в том, что мы обрекаем себя на кризис сроду кризису финансовой системы, когда система, построенная на доверии участников и рассчитанная на малый масштаб, разрастается далеко за пределы своего первичного предназначения. Честно говоря, мы не знаем, чем может обернуться успешная DoS-атака на интернет, и какими бы ни были последствия, с каждым годом они лишь будут всё разрушительнее.

Нам нужен План Б. Сейчас такого плана нет. Нет резервной системы, независимой от интернета и построенной по совершенно иным принципам. Нам нужно что-то, необязательно такое же эффективное, как сам интернет, что-то, что обеспечит связь между полицией и пожарными без интернета, что поможет больнице заказать топливо без интернета. Это необязательно должен быть многомиллиардный госпроект. План Б довольно легко воплотить в жизнь в техническом смысле — мы можем использовать уже проложенные в земле кабели и существующую инфраструктуру беспроводной связи. Надо просто решиться и сделать это.

Однако никто не возьмётся за это, пока люди не осознают, что не могут без этого обойтись. В этом суть проблемы. На протяжении долгих лет множество моих единомышленников, терпеливо пытаются донести до умов, что нам нужна независимая резервная система. Но кому нужен План Б, если План А и так прекрасно работает?

Я убеждён, что если люди осознают, насколько мы зависимы от интернета, насколько мы уязвимы, мы сможем сосредоточить усилия на стремлении разработать такую систему. И если достаточное количество людей скажет: «Да, мне нужна такая система. Я буду ей пользоваться», то мы её создадим. Это решаемая проблема. Её могут решить люди, находящиеся в этом зале.

Мне кажется, что из всех проблем, о которых вы услышите на этой конференции, эту проблему решить проще всего. Я рад, что мне удалось рассказать вам о ней.

Спасибо за внимание.

(Аплодисменты)