Cary Fowler
841,753 views • 17:08

Вот уже 35 лет я очарован разнообразием сельскохозяйственных культур, с тех пор как я наткнулась на довольно неизвестную научную статью написанную человеком, по имени Джек Харлан. И в ней он объяснял разнообразие культур — всех различных видов пшеницы, риса, и.т.п.— как генетический ресурс. Он говорил "Этот генетический ресурс," — и я никогда не забуду его слова — "наша единственная защита от катастрофического голода на уровне, который нам трудно даже вообразить."

И я подумал, что либо он действительно что-то нашел, или он один из этих сумасшедших ученых. И я решил изучить вопрос немного глубже, и я пришел к выводу , что он не был сумасшедшим. Оказалось, он был одним из наиболее уважаемых ученых в этой области. Его открытие заключалось в том, что биологическое разнообразие - разнообразие сельскохозяйственных культур - является биологической основой сельского хозяйства. Это сырье, материалы, эволюция наших сельскохозяйственных культур. Не тривиальный вопрос. И он также понял, что этот фундамент рушится, буквально распадается на кусочки. И что, действительно, cейчас происходит массовое вымирание культур на наших полях, в нашей сельскохозяйственной системе. И что это массовое вымирание происходило при почти полном неведении большинства людей и не менее полном их безразличии.

Ок, я знаю, что многие из вас вряд ли когда-либо думают о разнообразии в сельскохозяйственных системах и, признаемся честно, это логично. Об этом не пишут в газетах каждый день. И в супермаркете, вы конечно, не видите много вариантов предложений. Вы видите, что есть красные, желтые и зеленые яблоки, и всё.

Итак, позвольте мне показать вам фотографию одной из форм разнообразия. Это бобы и на этой картинке изображено около 35 или 40 различных сортов бобовых. Теперь представьте, что каждый из этих сортов отличается от другого примерно также, как пудель от датского дога. Если бы я хотел показать вам фотографии всех собачих пород в мире, и разместил бы их по 30 или 40 на слайде, потребуется около 10 слайдов потому что в мире существует около 400 пород собак. Но если говорить о бобовых, то их существует 35 - 40 000 различных сортов . Так что, если бы я хотел показать вам все бобовые в мире, и я использовал бы такие же слайды, и переключал их каждую секунду, это заняло бы все время моего выступления на TED. И я бы ничего не успел сказать.

Но интересно то, что это разнообразие - и в этом то и заключается трагедия - это разнообразие теряется. Мы имеем примерно 200 000 сортов пшеницы, и около 200 - 400 тысяч различных сортов риса, но сейчас мы это теряем. И я хочу показать вам пример этого. На самом деле, это немного личный пример. В Соединенных Штатах, в 1800-х годах - здесь мы имеем лучшие данные - фермеры и садоводы выращивали 7100 именых сортов яблок. Представьте себе 7100 именных сортов яблок. На сегодня 6 800 из них вымерли, и мы их никогда больше не увидим.

Раньше у меня был список этих вымерших яблок, и каждый раз, делая презентацию, Я раздавал его аудитории, Я говорил им, что это, но список был в алфавитном порядке, и я им просил их искать свои имена, фамилии, Девичью фамилию матери. И в конце выступления, я спрашивал: "Сколько людей нашли своё имя?" И никогда меньше, чем две трети аудитории не поднимали свои руки. И я говорил: "Знаете, что? Это яблоки из огорода ваших предков, и ваши предки дали им величайшую честь которую они могли им дать. Они дали им свое имя. Плохая новость в том, что они вымерли. Для третей части из вас, не поднявших руку есть хорошая новость . Ваше яблоко все еще существует. Найдите его. Сделайте так, чтобы оно не вошло в список. "

И я хочу вам сказать, хорошая новость заключается отчасти и в том что яблоко Фаулер все еще где то там. Здесь есть одна старая книга, и я хочу прочитать отрывок из нее. Эта книга была издана в 1904 году. Она называется "Яблоки из Нью-Йорка", это второй том. Смотрите, у нас когда-то было много яблок. И яблоко Фаулер описано здесь - Я надеюсь, что это не удивляет вас - Как "прекрасный плод". (Смех в зале) Я не знаю, если мы назвали яблоко или яблоко назвало нас, но ... Но, честно говоря, описание продолжается и тут написано что, "однако, оно не отличается высоким качеством." Затем автор идет еще дальше. Звучит как будто написано старым учителем с моей школы. "будучи выращенными в Нью-Йорке, фрукты обычно не успевают достаточно развиться по размеру и качеству и, в целом могут быть признаны неудовлетворительными ".

(Смех в зале)

И я думаю, здесь есть урок, и урок гласит; почему же надо сохранить его? Этот вопрос мне задают все время. Почему бы нам не просто сохранить лучший сорт? Есть пара ответов на этот вопрос. Начнем с того, что не существует такой вещи, как один лучший сорт. Сегодняшний лучший сорт - завтра может оказаться обедом для насекомых, вредителей или болезней. Во-вторых, возможно, что яблоко Фаулера или, может быть сорт пшеницы, экономически не выгодные сейчас имеет иммунитет к болезни или вредителям или какое-либо уникальное качество, которое нам будет необходимо из-за изменения климата. Поэтому не обязательно, Слава Богу, чтобы яблоко Фаулер было лучшим яблоком в мире. Просто нужно или было бы интересно, чтобы у него была одна хорошая, уникальная уникальная характеристика. И по этой причине, мы должны его сохранить. Почему? В качестве сырья, ради характеристики, которую мы можем использовать в будущем. Представим разнообразие как возможность получить варианты. А варианты, это именно то, что нам нужно в эпоху меняющегося климата.

Я хочу показать вам два слайда, но, во-первых, я хочу вам сказать, что мы работали с Глобальным трестом по разнообразию сельскохозяйственных культур c рядом ученых - в основном, в Стэнфорде и университете штата Вашингтон - вопрос: "Что будет с сельским хозяйством в эпоху меняющегося климата и какие признаки и характеристики, нам необходимы в сельскохозяйственных культурах чтобы быть в состоянии приспособиться к этому? Короче говоря, ответ в том, что в будущем, во многих странах, самые холодные сезоны роста будут теплее чем когда-либо за всю историю выращивания этих культур. Тоесть самые холодные сезоны роста будущего, будут горячее, чем самые горячие сезоны прошлого. Сможет ли сельское хозяйство адаптироваться к этому? Я не знаю. Могут ли рыбы играть на пианино? Если сельское хозяйство не испытало ничего подобного, как оно может адаптироваться?

Опятьже, самая высокая концентрация бедных и голодающих людей в мире, и место, где изменение климата, по иронии судьбы, будет худшим находится в Южной Азии и части Африки к югу от Сахары. Поэтому я выбрал два примера здесь, и хочу показать вам. В гистограмме перед вами, синие полосы представляют исторический диапазон температур, за весь период, за который мы вообще иммеем данные о температуре. И вы можете видеть, что есть некоторая разница между разными вегетационными периодами. Некоторые холоднее, некоторые теплее и этот график имеет форму колокола. Самая высокая отметка - это средняя температура для наибольшего количества вегетационных периодов. В будущем, в конце этого века, это будет выглядеть красным, полностью, абсолютно. сельскохозяйственные системы, и что более важно, зерновые культуры на полях Индии никогда раньше этого не испытывали.

Вот Южная Африка. Та же история. Но самое интересное по поводу Южной Африки, это то что нам не надо ждать беды до 2070 года. К 2030 году, если маис, или кукуруза, которые является доминирующими культурами - 50 процентов урожая в Южной Африке по-прежнему в поле - в 2030 году, мы будем иметь снижение урожайности маиса на 30 процентов из-за изменение климата уже в 2030 году. снижение производства на 30 процентов , в контексте роста населения, это продовольственный кризис. Глобального масштаба. Мы будем видеть по телевизору детей умирающих от голода. Вы, конечно, можете сказать, что 20 лет - это далеко. Это два цикла разведения маиса. У нас есть шанс два раза бросить кости, чтобы всё исправить. Мы должны высадить климатически-подготовленные культуры в поле, и мы должны сделать это достаточно быстро.

Теперь, хорошая новость заключается в том, что у нас есть запасы. Мы собрали и сохранили большое биологическое разнообразие, разнообразие сельскохозяйственных культур, в основном в виде семян, и положили его в банк семян, что, в прочем, лишь причудливый способ сказать "морозильник". Если вы хотите сохранить семена надолго и вы хотите сделать его доступным для селекционеров и исследователей, Вы сушите их, а затем замораживаете их. К сожалению, эти банки семян расположены по всему миру в зданиях и они уязвимы. Бедствия случались. В последние годы мы потеряли банк генов, банки семян в Ираке и Афганистане. Вы можете догадаться, почему. В Руанде, на Соломоновых островах. А потом еще есть ежедневные бедствия, которые происходят в этих зданиях, финансовые проблемы и бесхозяйственность и отказы оборудования, и всякие разные вещи, и каждый раз, когда что-то подобное происходит, это означает исчезновение. Мы теряем разнообразие. И я говорю о потере разнообразия, не как о потере ключей от машины. Я говорю о потере вида так же, как о потере динозавров, мы в самом деле теряем его, и больше никогда его увидим.

Поэтому, некоторые из нас собрались и решили, что, вы знаете, хватит что мы должны сделать что-то по этому поводу и нам нужны объекты, которые действительно могут обеспечить защиту для нашего биологического разнообразия - Может быть, не самых харизматичных представителей разнообразия. Вы не смотрите в глаза морковных семен вполне также, как медвежонку-панде, но это всё равно очень важное разнообразие. Таким образом, нам было необходимо действительно безопасное место и мы поехали довольно далеко на север, чтобы найти его. В Шпицберген, на самом деле. Это выше материковой Норвегии. Вы можете увидеть Гренландию от туда. Это на 78-ом градусе северной широты. Это самое отдаленное место, до которого вы можете добраться рейсом регулярных авиалиний. Там удивительно красивый пейзаж. Я не могу даже начать описывать его вам. Это красота не от мира сего. Очень красиво. Мы работали с правительством Норвегии и с NORGEN, норвежской программой генетических ресурсов, в разработке этого объекта. Вы видите художественную концепцию этого объекта построенного в горах на Шпицбергене. Шпицберген был выбран за то, что там холодно, таким образом мы получаем естественную температуру для замерзания. С одной стороны это удаленное место. Это удаленно и доступно так что оно безопасно, и мы не зависим от механического охлаждения.

Это больше, чем просто мечта художника, это теперь реальность. И следующее изображение показывает, это в контексте, на Шпицбергене. А вот передняя дверь этого объекта. Когда вы открываете входную дверь это то, что вы видите. Это довольно просто. Это отверстие в земле. Это туннель, и вы спускаетесь в туннель, вырезанный в твердой скале, около 130 метров длиной. Тут есть пара защитных дверей, так что вы увидите его совсем уж так. Потом, подойдя к концу, вы попадаете в область, которая на самом деле моя любимая. Почему это? Я вижу в ней своего рода собор. И я знаю, что это выставляет меня в немного странном свете, но... (Смех в зале) Некоторые из самых счастливых дней в моей жизни были проведены ... (Смех в зале) в этом месте.

(Аплодисменты)

Если бы вы вошли в одну из этих комнат, вы бы увидели это. С виду это не очень интересно, но если вы знаете что там, это довольно эмоционально. У нас сейчас около 425 000 образцов уникальных сортов сельскохозяйственных культур. Там 70 000 образцов различных сортов риса в этом хранилище прямо сейчас. Через год у нас будет более полмиллиона образцов. Мы хотим иметь более миллиона, и, однажды, у нас будут образцы - около 500 семян — каждого сорта сельскохозяйственных культур, которые могут храниться в замороженном состоянии в этом хранилище. Это система резервного копирования для мирового сельского хозяйства. Это система резервного копирования для банков семян . Хранение бесплатно. Он работает как банковская ячейка. Норвегия владеет горой и хранилищем, но семена принадлежат вкладчикам. И если что-нибудь случится, то они могут вернуться и получить их. Данный снимок, который вы видите показывает национальную коллекцию США, Канады, а также международного учреждения из Сирии.

Я думаю, что это интересно тем, что этот объект, Почти единственный известный мне пример, когда страны, буквально, каждая страна в мире - потому что у нас есть семена из каждой страны в мире - Все страны мира cобрались вместе сделать что-то долгосрочное, устойчивое и положительное. Я не могу вспомнить ничего другого в этом роде, что случилось на протяжении моей жизни

Я не могу глядя вам в глаза сказать, что у меня есть решение по поводу изменения климата, водного кризиса. Сельское хозяйство забирает 70 процентов пресной воды на Земле. Я не могу глядя вам в глаза сказать, что есть такое решение для таких вещей, как энергетический кризис, или голод, или решение конфликта. Я не могу глядя вам в глаза сказать, что у меня есть простое решение для этого, но глядя вам в глаза я могу сказать вам, что мы не сможем решить ни одну из этих проблем если у нас будет разнообразия сельскохозяйственных культур. Поэтому я призываю вас подумать о эффективном, действенном, устойчивом решении проблемы изменения климата, если у нас не будет разнообразия сельскохозяйственных культур. Потому что, буквально, если сельское хозяйство не сможет адаптироваться к изменению климата, мы тоже не сможем. И если культуры не адаптируются к изменению климата, тоже и сельское хозяйство не сможет, и мы не адаптируемся.

Таким образом, это не нечто, что красиво и приятно делать. Есть много людей, которые хотели бы иметь это разнообразие только ради его существования. И это, я согласен, хорошо. Но это еще и необходимо. Так что я действительно cчитаю, что наше международное сообщество должно организоваться, чтобы выполнить поставленную задачу. Глобальное зернохранилище в Шпицберген это прекрасный подарок , который Норвегия дала нам но это не полный ответ. Мы должны собрать оставшееся разнообразие видов, Мы должны поместить его в хорошие банки семян которые могут предложить эти семена для исследователей в будущем. Нам необходимо в каталогировать их. Это библиотека жизни, но сейчас я бы сказал, у нас нет карточного каталога этого. И мы должны поддерживать хранилище материально.

Моя большая идея в том, что считая обычным делом оказание поддержки художественному музейу или кафедре в университете, мы действительно должны думать о поддержке пшеницы. 30 миллионов долларов в фонде помогут о сохранить всё разнообразие пшеницы навсегда. Таким образом, мы должны думать об этом.

И моя последняя мысль, что, конечно, сохранив пшеницу, рис, картофель и другие культуры, мы можем, попросту говоря, в конечном итоге спасти себя.

Спасибо.

(Аплодисменты)