Return to the talk Return to talk

Transcript

Select language

Translated by Mary Klimova
Reviewed by Olga Dmitrochenkova

0:11 Вечер дня голосования в 2008 году был вечером, расколовшим меня надвое. Это был вечер, когда был избран Барак Обама. 143 года прошло с тех пор, как отменили рабство, и 43 года после утверждения Акта избирательного права, и афроамериканец был избран президентом. Многие из нас и подумать не могли, что такое возможно, до тех пор, пока это не случилось. Во многих отношениях это был пик борьбы темнокожих за гражданские права в Соединенных Штатах.

0:48 В ту ночь я была в Калифорнии, где в то время основался эпицентр другого общественного движения — борьбы за равноправие брака. Однополый брак был в избирательном списке Конституционной поправки №8, и как только стали поступать результаты голосования, стало ясно, что в ту ночь право на однополый брак, которое недавно было даровано Калифорнийскими судами, будет изъято. В ту же ночь, когда Барак Обама выиграл исторические президентские выборы, лесбийские и гей-сообщества переживали одно из наших самых болезненных поражений.

1:27 Затем стало ещё хуже. Практически сразу афроамериканцев стали обвинять в принятии Конституционной Поправки №8. Это случилось преимущественно из-за неверного опроса, который утверждал, что темнокожие проголосовали в количестве около 70 процентов. Оказалось, что это неправда, однако появилась идея вездесущей гомофобии темнокожих, которую тут же уловили СМИ. Я не могла оторваться от экрана телевизора. Я слышала о каком-то гей-комментаторе, утверждавшем, что афроамериканское сообщество было печально известно своей гомофобией, и теперь, когда мы отвоевали свои гражданские права, мы хотим забрать права других людей. Были даже сообщения о нецензурной расистской брани, направленной на некоторых участников митингов за права гомосексуалистов, происходивших после выборов. И с другой стороны, некоторые афроамериканцы не обращали внимания на гомофобию, которая действительно существовала в нашем сообществе. А другие возмущались сравнению гражданских прав и прав гомосексуалистов; и опять же, щемящее чувство того, что 2 меньшинства, членом обоих из которых я являюсь, соревнуются друг с другом вместо того, чтобы поддерживать друг друга, ошеломило и, честно говоря, разозлило меня.

2:53 Я режиссер-постановщик документальных фильмов, так что после прохождения стадии «я злюсь» и криков на телевизор и радио, я решила, что моим следующим шагом будет фильм. В процессе создания фильма мной руководило желание понять, как такое могло произойти. Как это возможно, что борьба за права гомосексуалистов была противопоставлена борьбе за права человека? И это не был просто абстрактный вопрос. Я привилегированный представитель обоих движений, так что вопрос достаточно личный. После тех выборов в 2008 года случилось ещё кое-что. Движение за права гомосексуалистов стало развиваться так стремительно, что это удивило и шокировало каждого, и это до сих пор меняет наши законы и принципы, наши институты и всю нашу страну. Мне стало очевидно, что столкновение двух движений друг с другом вообще не имело никакого смысла, Они, на самом деле, более и более тесно взаимосвязаны, и в некоторых случаях борьба за права гомосексуалистов могла добиться удивительных успехов столь быстро, потому что использовала тактику и стратегию, впервые заложенную движением за права человека. Давайте посмотрим на эти стратегии.

4:21 Во-первых, очень интересно увидеть, по-настоящему увидеть, как быстро гомосексуальное движение добилось успехов, если вы посмотрите на некоторые важные события в хрониках обоих движений. Существует множество основополагающих моментов в движении за права человека, но первое, с которого мы начнём, — это автобусный бойкот в Монтгомери в 1955. Это была акция протеста в Монтгомери, Алабама, против раздельного использования публичного транспорта, и это началось, когда женщина по имени Роза Паркс отказалась уступить место белому пассажиру. Акция протеста длилась год, и это как никогда ранее стимулировало борьбу за права человека. Я называю эту стратегию «Я устал от твоей ноги на моей шее».

5:13 Геи и лесбиянки являются частью общества с момента его основания, но к середине XX века в некоторых штатах гомосексуальные акты были всё ещё нелегальны. Через 14 лет после бойкота в Монтгомери группа участников ЛГБТ-сообщества приняла ту же стратегию. Она известна как Стоунуолл. В 1969 году группа активистов ЛГБТ-сообщества отбивалась от нападений полиции в баре Гринвич Виладж, что вызвало три дня беспорядков. Кстати, темнокожие и латиноамериканские представители ЛГБТ-сообщества были на передовой линии этого восстания, и это очень интересный пример пересечения наших усилий в борьбе с расизмом, гомофобией, гендерным различием и грубостью полиции. После Стоунуолла группы по защите прав гомосексуалистов возникли по всей стране, и, как мы знаем, появилось движение по защите прав геев.

6:14 Следующий момент в хронологии — это Марш в Вашингтоне 1963 года. Это было эпохальное событие в движении по защите прав человека, и именно тогда афроамериканцы взывали и к гражданскому, и к экономическому правосудию. И это, конечно, когда Мартин Лютер Кинг произнес свою знаменитую речь «У меня есть мечта». Менее известно то, что марш был организован человеком по имени Байярд Растин. Байярд был активным геем, и он считается одним из самых великолепных стратегов движения по борьбе за права человека. Позже он также стал яростным защитником интересов ЛГБТ, и его жизнь доказывает, что противоречия могут иметь что-то общее. Марш в Вашингтоне — это одно из важных событий в хронологии движения. Тогда существовало убеждение, что афроамериканцы тоже могут быть частью американской демократии. Я называю эту стратегию «Мы заметные и нас много».

7:19 Некоторые ранние гей-активисты были на самом деле непосредственно воодушевлены маршем, и некоторые приняли участие. Новый участник ЛГБТ-сообщества Джек Николс сказал: «Мы маршировали с Мартином Лютером Кингом, семеро из нас были из общества Матташин, — недавно созданное общество по защите прав геев, — и, начиная с этого момента, у нас была мечта о таком же марше гомосексуалистов». Несколько лет спустя состоялись марши, каждый из которых дал толчок противостоянию за свободу гомосексуалистов. Первый марш был в 1979, второй состоялся в 1987. Третий был проведен в 1993. Собралось почти миллион человек, и люди были очень возбуждены и взволнованы тем, что происходило, они вернулись обратно в свои сообщества и основали свои собственные политические и общественные организации, повышая значимость движения. День того марша, 11 октября, был объявлен Национальным днём публичного признания, который до сих пор празднуется во всём мире. Эти марши положили начало историческому изменению, которое мы наблюдаем сегодня в Соединенных Штатах.

8:36 И, наконец, стратегия любви. Название говорит само за себя. В 1967 году Верховный Суд принял окончательное решение по делу «Лавинг против Вирджинии» и признал недействительными все законы, запрещающие межрасовые браки. Это считается одним из поворотных моментов Верховного Суда в борьбе за права человека. В 1996 президент Клинтон подписал Закон о защите брака, известный как DOMA, и это заставило федеральную власть признавать браки только между мужчиной и женщиной. В деле Винздор против США 79-летняя лесбиянка Эди Виндзор предъявила иск федеральному правительству, когда её заставили заплатить налог за вступление в наследственное право после смерти её жены. Это то, что гетеросексуальные пары не обязаны делать. В процессе прохождения дела через суды низшей инстанции часто ссылались на дело Лавинга как на прецедент. Когда оно дошло до Верховного Суда в 2013, Верховный Суд согласился, и DOMA отменили. Это было потрясающе. Однако движение по защите однополых браков добивалось успехов вот уже несколько лет. К сегодняшнему дню 17 штатов издали законы, разрешающие однополые браки. Это стало фактической борьбой за равенство геев, и кажется повседневным то, что законы, запрещающие это, обжалуют в суде, даже в таких местах, как Техас и Юта, где о таком не могло быть и речи.

10:10 Так что многое изменилось с той ночи в 2008 году, когда я почувствовала себя расколотой надвое. Я продолжала создавать фильм. Это документальный фильм под названием «Новый темнокожий». В нём повествуется о о том, как афроамериканское сообщество борется против прав гомосексуалистов в свете движения за однополые браки, и эта борьба выше понятия гражданского права. Я хотела запечатлеть некоторые удивительные изменения, и как нарочно или по политическим причинам началась ещё одна борьба за брак, на этот раз в Мэрилэнде, где афроамериканцы составляют 30 % электората. Эта напряжённость между правами гомосексуалистов и гражданскими правами начала снова «всплывать», и мне повезло запечатлеть, как некоторые люди устанавливали связь между общественными движениями. Это ролик Каресс Тейлор-Хьюз и Саманты Мастерс, его героинь, о том, как они ворвались на улицы Балтимора и пытались убедить потенциальных голосующих.

11:16 (Видео) Саманта Мастерс: Эй, приятель, ты ведь честный. Ты зарегистрировался для голосования?

11:22 Мужчина: Нет. Каресс Тейлор-Хьюз: Ладно, сколько тебе лет?

11:24 Мужчина: 21. Каресс: 21? Тебе надо зарегистрироваться.

11:27 Мы можем это сделать.

11:28 Мужчина: Я не буду голосовать за гейскую дрянь.

11:30 Саманта: Почему это? В чём дело? Мужчина: Я не с ними.

11:33 Саманта: Это не круто.

11:34 Мужчина: Что заставило тебя стать лесби? Саманта: Что заставило тебя быть традиционным?

11:40 Так что же? 2 мужчина: Ты не можешь ответить на этот вопрос. (Смех)

11:48 Каресс: Раньше у меня не было тех же прав, что у тебя, я знаю это, ведь такой же чернокожий, как ты, защищал такую же женщину, как я, и я знаю, что теперь у меня те же возможности. Так что ты, как темнокожий, можешь защитить кого-либо ещё. Гей ты или нет, там есть твои братья и сёстры, и они нуждаются в тебе.

12:02 2 Мужчина: Да кто вы такие, чтобы указывать ему, с кем заниматься сексом и с кем ему встречаться? У вас нет таких прав. Ни у кого нет прав говорить, что ты не можешь жениться на той девушке. У кого есть такие права? Ни у кого.

12:13 Саманта: Знаешь что? Наш штат наделил тебя силой голоса, и мы лишь хотим, чтобы ты проголосовал, просто проголосовал за №6.

12:20 2 мужчина: Я понял.

12:22 Саманта: Проголосуй за №6, ладно? 2 мужчина: Я понял.

12:24 Каресс: Вы не хотите поработать на благо общества? Хотите? Вы всегда можете стать волонтёрами и поработать с нами. Не хотите присоединиться? Мы вас накормим. Пиццу принесём.

12:33 (Смех) (Аплодисменты)

12:36 Йоруба Ричен: Спасибо. Меня поражает в этом клипе то, что мы запечатлели, как хорошо Каресс понимает историю движения за права человека, но она этим не ограничена. Она не останавливается на темнокожих. Она видит в этом замысел распространения прав на геев и лесбиянок. Может, это потому, что она моложе, ей где-то 25, ей проще общаться и агитировать, но факт остаётся фактом: мэрилэндские голосующие приняли поправку о равных правах на вступление в брак, и это был первый раз, когда за такое равноправие проголосовали, и поправка была принята голосующими. Афроамериканцы поддержали её на самом высшем уровне, который ранее не был зарегистрирован. Это было полное противопоставление событиям ночи 2008 года, когда была принята Конституционная поправка №8. Это было, и всё ещё ощущается, ошеломляющим. Мы в ЛГБТ-сообществе прошли от патологизации и оскорблений и криминальных группировок до превращения в часть великого стремления людей к достоинству и равенству. Мы прошли от необходимости скрывать нашу ориентацию с целью сохранить работу и семьи до практически получения места за столом рядом с президентом во время его второй инаугурации. Я просто хочу прочитать то, что он тогда сказал: «Мы, люди, объявляем сегодня, что самая очевидная правда — это то, что мы все созданы равными. Это звезда, которая до сих пор ведёт нас, так же как она вела наших предшественников через собрание „Сенека Фолс“, и Сельма, и Стоунуолл».

14:28 Теперь мы знаем, что нет ничего идеального, особенно когда ты смотришь на происходящее с точки зрения международных прав ЛГБТ, но это говорит о том, как далеко мы продвинулись, когда наш президент вкладывает противостояние свободы гомосексуализма в контекст великих противостояний за свободу нашего времени: движения за права женщин и движения за гражданские права. Его утверждение демонстрирует не только взаимосвязь этих движений, но и то, как каждое заимствовало и вдохновляло друг друга. Так же, как Мартин Лютер Кинг учился и заимствовал тактики Ганди о гражданском неповиновении и ненасилии, что стало основой для движения по защите прав человека, движение по защите прав гомосексуалистов видело, что работало в движении за права человека, и они использовали те же стратегии и тактики, чтобы добиться успеха с ещё большей скоростью.

15:23 Вот ещё одна из причин относительно быстрого прогресса движения за права гомосексуалистов. В то время как многие из нас продолжают жить в расовой изоляции, члены ЛГБТ-сообщества появляются везде. Мы состоим в городских сообществах и сельских общинах, расовых сообществах, сообществах иммигрантов, в церквях, мечетях и синагогах. Мы ваши матери и братья, сестры и сыновья. Когда ваш близкий перестаёт скрывать свою сексуальную ориентацию, проще поддержать его стремление к равенству. Вообще, движение за права гомосексуалистов просит нас поддержать правосудие и равенство в возможности любить. Это, возможно, наибольший и величайший подарок, который это движение нам даровало. Эта идея призывает нас понять самое всеобъемлющее и сокровенное: любовь нашего брата, нашей сестры и нашего соседа. Я хочу закончить цитатой одного из самых известных борцов за свободу, которого нет больше с нами, Нельсона Манделы из Южной Африки. Нельсон Мандела возглавлял Южную Африку после тёмных и жестоких дней апартеида, и из тех останков легальной расовой дискриминации он превратил Южную Африку в первую страну в мире, законодательно отменившую дискриминацию, основанную на сексуальной ориентации. Мандела сказал: «Быть свободным значит не просто скинуть с себя оковы, но жить, уважая и приумножая свободу других».

17:10 В то время, как эти движения продолжают работать, и в то время, как борьба за свободу продолжается во всём мире, запомним, что они не только взаимосвязаны, но должны поддерживать друг друга и придавать друг другу силы, чтобы мы были действительно непобедимы. Спасибо. (Аплодисменты)