Return to the talk Return to talk

Transcript

Select language

Translated by Vera Kalbakh
Reviewed by Jane Goryanaya

0:11 Я боюсь сцены. Я всегда боялся сцены не просто немножко, а очень множко. Это не имело никакого значения, пока мне не стукнуло 27. Именно тогда я начал писать песни, но играл их только для себя. Если я знал, что соседи со мной в одном доме, я начинал нервничать.

0:29 Несколько лет спустя просто писать песни стало недостаточно. Я хотел поделиться с людьми всеми историями и идеями, что знал, но чисто физически не мог это сделать. На меня накатывал этот безрассудный страх. Но чем больше я писал, чем больше практиковался, тем больше мне хотелось выступать.

0:44 Итак, на своё 30-летие я решил пойти на местный вечер «свободного микрофона», оставив все страхи позади. Когда я приехал туда, всё было уже готово. Там было человек 20 не больше. (Смех) И они выглядели сердито. Но сделав глубокий вдох, я зарегистрировался. Я чувствовал себя довольно хорошо.

1:05 Довольно хорошо было минут за 10 до выступления, а потом тело взбунтовалось, и волна беспокойства накрыла меня с головой. Когда вы испытываете страх, активизируется ваша симпатическая нервная система. Вы испытываете прилив адреналина, сердце начинает биться чаще, дыхание учащается. Второстепенные системы, например пищеварение, перестают работать. (Смех) Во рту пересыхает, кровь не поступает к конечностям, поэтому пальцы перестают работать. Зрачки расширяются, мышцы сокращаются, шестое чувство подаёт сигналы, в принципе, ваше тело настроено воинственно. (Смех) В таком состоянии сложно играть фолк-музыку. (Смех) Ваша нервная система ведёт себя по-идиотски. Серьёзно. Двести тысяч лет человеческой эволюции, а я до сих пор не могу отличить саблезубого тигра от 20 певцов на вечере «свободного микрофона» во вторник?! (Смех) Мне ещё никогда не было так страшно, как сейчас. (Смех и аплодисменты)

2:14 Подошла моя очередь, каким-то образом я оказался на сцене и начал своё выступление. Я открыл рот, чтобы спеть первую строчку, и вдруг это ужасное вибрато — знаете, когда голос колеблется — вырвалось наружу. Это было не то прекрасное вибрато, которым обладают оперные певцы, это просто моё тело билось в конвульсиях от страха. Это был кошмар. Мне было стыдно, зал начал нервничать, они сосредоточились на моём страхе. Это было так ужасно. Тем не менее, это был мой первый опыт в качестве автора-исполнителя.

2:46 Но кое-что хорошее все-таки случилось — я почувствовал крошечный проблеск связи со зрителями, которую я надеялся ощутить. Но мне хотелось бóльшего. Я знал, что должен избавиться от нервозности.

2:55 В тот вечер я пообещал себе, что буду приходить каждую неделю, пока не перестану нервничать. И я сдержал слово. Я приходил каждую неделю, но, без сомнения, неделю за неделей моё состояние не улучшилось. Всё повторялось каждую неделю. (Смех) Я никак не мог от этого избавиться.

3:13 Тогда на меня снизошло озарение. Я помню это очень хорошо, потому что не так часто испытываю озарения. (Смех) Всё, что я должен был сделать, — написать песню о своей нервозности. Казалось, что это верное решение для того, кто боится сцены. Чем больше я нервничаю, тем лучше будет песня. Всё просто. Так, я начал писать песню о страхе перед сценой. Во-первых, надо было признаться в наличии проблемы, не забыть о физических проявлениях, о том, что я буду чувствовать, и что слушатель может чувствовать. А во-вторых, принять во внимание мой трясущийся голос: я знал, что буду петь на пол-октавы выше, чем обычно, из-за нервов. Песня, которая объясняет, что происходит со мной, в тот момент, когда это происходит, позволяет зрителям обдумать это. Им необязательно чувствовать себя виноватыми из-за того, что я нервничаю, они могут пережить это вместе со мной, и мы все будем одной большой, счастливой, нервной семьёй. (Смех)

4:05 Думая о своих зрителях, осознавая и извлекая пользу из своей проблемы, я смог принять то, что препятствовало моему прогрессу, и превратить это в то, чтоб было так необходимо для моего успеха. Песня о страхе перед сценой позволила мне преодолеть сам страх прямо в самом начале выступления. И я смог продолжить и даже сыграть свои остальные песни с чуть бóльшей лёгкостью. В конце концов, со временем я перестал играть эту песню. Кроме случаев, когда я очень сильно нервничаю, как сейчас. (Смех)

4:39 Вы не против, если я сыграю песню о страхе перед сценой прямо сейчас? (Аплодисменты)

4:51 Можно мне глоток воды? (Музыка) Спасибо.

5:06 ♫ Я не шучу, это точно, ♫ ♫ этот страх перед сценой реален. ♫ ♫ И сейчас я перед вами, трясусь и пою, ♫ ♫ скоро вы поймёте, что я чувствую. ♫ ♫ И все ошибки, что я совершу, ♫ ♫ из-за того, что всё моё тело дрожит от страха. ♫ ♫ А вы сидите в зале, и вы в замешательстве, ♫ ♫ но вам не стóит так чувствовать. ♫ ♫ Хотя, может, чуть-чуть. ♫ (Смех) ♫ Возможно, я попробую представить вас без одежды, ♫ ♫ но петь перед голыми незнакомцами, это пугает меня ещё больше. ♫ ♫ Не стоит тратить на это много времени, ♫ ♫ моё тело никогда не было моей сильной стороной. ♫ ♫ Откровенно говоря, я хочу, чтобы вы были одеты. ♫ ♫ Я не имел в виду, что вы абсолютно голые. ♫ ♫ У меня у одного тут проблема. ♫ ♫ А вы говорите: «Не волнуйся, всё будет отлично». ♫ ♫ Я живу с этой проблемой ♫ ♫ и знаю, что происходит. ♫ ♫ Ваш совет полезен, но уже слишком поздно. ♫ ♫ Если, конечно, вы не снисходительны. ♫ ♫ Этот язвительный тон не помогает мне петь. ♫ ♫ Но нам не стоит говорить об этом прямо сейчас. ♫ ♫ Ведь я на сцене, а вы в зале. Всем привет. ♫ ♫ И я не высмеиваю взлелеянный, рациональный страх, ♫ если бы я был готов выстоять перед ним, ♫ ♫ всё не было бы так ужасно. ♫ ♫ Если я могу пропеть всё чётко, ♫ ♫ вы знаете, что я избавляюсь от страха медленно, но верно. ♫ ♫ А, может, на следующей неделе я буду играть на гитаре, ♫ ♫ мой голос будет звучать всё чище, и все будут подпевать. ♫ ♫ Наверное, я просто встану и начну получать удовольствие, ♫ ♫ а мои голосовые связки будут двигаться ♫ ♫ чуть быстрее, чем звук. ♫ (Аплодисменты)