Return to the talk Return to talk

Transcript

Select language

Translated by Sveta Bon
Reviewed by Aliaksandr Autayeu

0:15 У меня всего одна просьба. Пожалуйста, не называйте меня нормальной.

0:22 А сейчас хочу познакомить вас со своими братьями. Реми 22, он высокий и очень красивый. Он не говорит, но умеет передать радость лучше самого виртуозного оратора. Реми знает, что такое любовь. Он дарит её безусловно и вопреки. Он не жадина. Он не разделяет людей по цвету кожи. Ему нет дела до религиозных различий и представляете: он ни разу в жизни не соврал. Когда он поёт песни из нашего детства, пытаясь произнести слова, которые я даже не помню, он напомнил мне одну истину: как мало мы знаем о своём разуме, и насколько прекрасно наше неизведанное.

1:11 Самюэлю 16 лет. Он очень красивый. У него просто безупречная память. Хотя, она и избирательна. Он мигом забывает о том, как стащил мою шоколадку, но он помнит год выхода каждой песни в моём iPod, наши разговоры, когда ему было четыре, как он уписался у меня на руках под первую серию «Телепузиков» и день рождения Леди Гага.

1:39 Правда, они невероятные? Большинство так не думает. На самом деле, т.к. их мозг не соответствует общепринятому представлению о нормальном, их часто обходят стороной и неправильно понимают.

1:53 Но меня согревала и подбадривала одна мысль, даже несмотря на всё это, даже если их не считали нормальными, это значило только одно: они — необыкновенные — аутистистичные и необыкновенные.

2:12 Кто из вас не совсем понимает термин «аутизм», я поясню, что это — комплексное расстройство функций головного мозга, влияющее на социальное взаимодействие, способность к обучению, и иногда на физические навыки. В каждом человеке он проявляется по-разному, именно поэтому Реми так отличается от Сэма. По всему миру, каждые 20 минут, одному человеку ставят диагноз «аутизм», и хотя это — одно из самых быстро развивающихся нарушений в развитии в мире, его причины и лекарство от него ещё не найдены.

2:42 Не могу вспомнить, когда я впервые столкнулась с аутизмом, но не помню и дня без него. Мне было всего три года, когда родился мой брат, я была в таком восторге, что в моей жизни появилось новое существо. Но через несколько месяцев я поняла, что он — другой. Он много кричал. Он не хотел играть, как этого хотят остальные дети, и к тому же, я его не очень то интересовала. Реми жил в своём мире, по своим правилам, он находил удовольствия в самых простых вещах. Например, ему нравилось выстраивать машины по кругу в комнате, наблюдать за стиральной машиной, и между тем есть всё, что угодно. С возрастом он становился более непохожим на меня, и наши различия стали ещё более явными. Но всё таки за вспышками гнева и раздражения, и непрекращающейся гиперактивностью, скрывалось что-то действительно уникальное: чистая и невинная душа, мальчик, который видел мир без предубеждений, человек, который никогда не лгал. Необыкновенно.

3:53 Не могу отрицать, что в моей семье не было тяжёлых моментов, когда бы я не хотела, чтобы они были такие как я. Но тогда я мысленно возвращаюсь к тому, чему они меня научили об индивидуальности и общении и любви, и я понимаю, что я не променяю эти вещи на «нормальность». При "нормальности" теряется вся красота от наших различий и то, что мы — разные, не означает, что кто-то из нас не прав. Просто каждый из нас прав по-своему. Если бы мне пришлось дать Реми и Семи и вам всего один совет, я бы сказала — не нужно быть нормальными. Вы можете быть необыкновенными. Неважно, аутист вы или нет, несмотря на наши различия — в нас есть талант! В каждом из нас есть талант и честно говоря, стремление быть нормальным — это безвозвратная утрата своего потенциала. Возможность стать необыкновенным, развиваться и меняться гибнет в тот же момент, когда мы стараемся подражать кому-либо.

5:06 Пожалуйста, не говорите мне, что я — нормальная. Спасибо. (Аплодисменты) (Аплодисменты)